Словарь 翻译
Погода
  • 24 °C Гонконг
  • 21 °C Гуанчжоу
  • 21 °C Шэньчжэнь
  • 10 °C Макао
  • 25 °C Санья
  • 25 °C Сингапур
  • 7 °C Пекин
  • 14 °C Шанхай
  • 12 °C Сиань
  • 13 °C Чунцин
  • 9 °C Москва
  • 7 °C Санкт-Петербург
  • -7 °C Екатеринбург
19 октября 2019, суббота, 10:58 (Гонконг)

Олег Григорьев: «Главная проблема – переживет ли Китай 2015 год»

"Китайская экономика рухнет в течение пяти лет"

— Какова ситуация в Китае? Многие говорят, что это следующий мировой гегемон после Америки...

— Китай пытается разогнаться за счет перекредитования, уже совершенно безумного перекредитования своей собственной экономики. Он пытается вызвать инфляцию в ответ на дефляцию. При этом реально ничего же не получается. По ценам производителей, дефляция уже три года.

— То есть спроса нет, да? Производишь, а никому не нужно?

— Никому не нужно, и ты снижаешь цены.

— Но рост экономики сохраняется, 7 процентов. Якобы? Или рисуют они?

— Знаете, уже есть большие сомнения, в том числе и в самом Китае, что это все так и есть. Но никто, конечно, не будет сейчас в это дело лезть специально и разбираться. Ну, продолжается рост, он поддерживается. Это делается за счет плохих долгов и так далее, и тому подобное. И вот эта дефляционная волна идет по всему миру, а кризис — это и есть дефляционный кризис в первую очередь. И мы это видим. Китай, Европа с ее реальной дефляцией... Там 0,5 процента роста цен в год как-то выжаты, а сейчас при падении цен на нефть, я вообще не знаю, точно пойдут цены в минус.

— Объясните, почему дефляция — это плохо?

— Это самое страшное. Вот, собственно, то, чего больше всего всегда боялся Кейнс (Джон Мейнард Кейнс — экономист — прим. ред.) и с чем всегда призывал бороться. Потому что тогда просто хранить деньги становится самой выгодной стратегией. Не производить, не вкладывать, ничего не делать, просто хранить. То есть тезаврировать. И это процесс самоподдерживающийся. Чем выше дефляция, тем больше людей тезаврируют деньги, тем опять-таки выше дефляция...

— А какова фундаментальная причина дефляции?

— Давайте обратимся к книге. Дело в том, что у нас неправильное, извращенное немного сознание, привитое традиционной экономической теорией. Она говорит, что экономический рост — это норма, а экономический кризис — это какая-то беда, не норма. А у меня получилось совсем другое. Экономический кризис — это норма, и на самом деле требуется приложить огромное усилие для того, чтобы понять: а почему же в определенные периоды мы наблюдаем экономический рост?

Есть объяснение, почему мы это наблюдали, скажем, в период промышленной революции. Но становится понятно, что уже к 70-м годам не XX, а XIX века дефляционный кризис стал перманентным, который только время от времени прерывается... То есть мы вступили в период постоянного кризиса, который иногда на время уходит.

Какие элементы этого кризиса? Две мировые войны, три депрессии. Депрессия 1873 - 1914 годов, затем то, что называется Великой депрессией, далее большой кризис 70-х годов и, наконец, нынешняя депрессия, можно сказать, уже четвертая. Две мировые войны, четыре депрессии и куча провалов в развитии большей части мира — Латинской Америки, Африки, целого ряда стран Юго-Востока. Следующее ожидаемое событие — это крах китайской экономики.

— Все-таки вы настаиваете на этом?

— Продолжаю настаивать...

— Китайское чудо лопнет?

— Я этого боялся в августе нынешнего года. Кажется, в феврале исполнится два года, как я сделал такое предсказание, оно попало на YouTube. Я сказал, что китайская экономика рухнет в течение пяти лет, но не в ближайшие два года. Вот в августе я сильно забеспокоился, что мои прогностические способности будут поставлены под сомнение, потому что, черт побери, китайская экономика может не дожить до февраля. Потому что там все шло плохо. В сентябре они объявили количественное смягчение по-китайски. Центральный банк поддержал систему. Пару недель назад они снизили ставку рефинансирования. Ну, в общем, до февраля доживут, мои прогностические способности, слава богу, не пострадают.

Но теперь уже, скорее, речь идет о том, переживет ли китайская экономика 15-й год, потому что дисбалансы накапливаются гигантским образом, плохие долги растут стремительно, начался спад цен на жилье. 4 триллиона долларов вложено в это самое дело. Цены начали падать. Правительство все последние годы пыталось предпринимать административные меры для того, чтобы воспрепятствовать формированию пузыря на рынке жилья, но эти меры ни к чему не привели. Сегодня правительство говорит: делайте что хотите, покупайте, лишь бы поддержать рынок. Но все равно цены падают. Еще раз: это 4 триллиона, из которых значительная часть сгорит, это все превратится в плохие долги...

— А это все тоже было на ипотеку завязано? Так же, как в Америке в 2008 году?

— Все на ипотеку! И строительство на долги завязано, и строительные компании все в долгах как в шелках, и местные бюджеты, и так далее, и тому подобное. Только один этот клубок на самом деле стоит всех золотовалютных резервов Китая.

— Которых где-то 2 - 3 триллиона?

— 3 триллиона. А это только один клубок. Мы не считаем металлургию, государственные предприятия, в основном металлургические, с переизбыточными мощностями, запасами. Все зависит от многих факторов. Поэтому главная сейчас проблема: переживет ли Китай 2015 год.

 

«ВЫ ДУМАЕТЕ КИТАЙ ТАКОЙ УНИКАЛЬНЫЙ?»

— А если не переживет? Сценарий каков?

— Знаете, даже трудно себе представить, что экономика такой страны рухнет... Экономика такого масштаба с такими диспропорциями, конечно, рушится впервые в мире.

— Это похоже на то, как рухнул СССР?

— Это не похоже на СССР, очень непохоже. СССР не был таким несбалансированным. Да и с внешней экономикой связи были небольшие. А тут полная интеграция, гигантский внутренний дисбаланс, при этом гигантский дисбаланс и в мировой экономике. То есть это вообще первое такое событие... В любом случае, мы должны иметь хоть какие-то аналоги, а мне даже аналоги трудно представить себе.

— Ну, Андрей Девятов — заместитель директора Института российско-китайского стратегического взаимодействия, говорит, что кризис для Китая не страшен. Будет рис, и это главное. Там простые бедные люди. А 300 миллионов среднего класса, говорит, пересажают-перестреляют, и все будет нормально у них. То есть внутри страны будет не страшно, а вот внешне страшно, вы считаете?

— Если там спокойно все пройдет, без эксцессов, то для внешнего мира это будет, конечно, большой подарок.

— Рынки освободятся?

— Все равно производить надо, и куда переводить-то? Уже переводят во Вьетнам, Таиланд, Мьянму, Бангладеш, Индонезию. Смотрите, Индия готова, она даже обзавелась новым правительством к этому моменту, которое может воспользоваться подходящей ситуацией. У них же там все время проблемы со сменой правительства и с заигрыванием с социализмом. А как раз сейчас там правительство, которое не заигрывает с социализмом. Индия готова начать принимать инвестиции, если они пойдут.

Что-то уйдет в Штаты, да. Когда говорят про реиндустриализацию Америки, это ерунда. На самом деле есть отдельные примеры, но статистически они очень незначительные. Есть отдельные предприятия, даже есть отдельные отрасли, но это все очень мало по сравнению с общими объемами. Тем не менее все равно что-то уйдет в Штаты, что-то уйдет в Европу... Там есть, по крайней мере, страны периферии, которые готовы. Безработица — 20 процентов, молодежная — 50, стоимость рабочей силы сокращается, растет экспорт. Значит, если рушится Китай, у них хорошая логистика по отношению к рынку.

— То есть мир особо и не заметит обрушения экономики Китая?

— Мир, наоборот, вздохнет с облегчением — если все пройдет «по-девятовски», если китайцы сами решат все свои внутренние проблемы. Перейдут на чашку риса, для них это не вопрос. При этом действительно, придется решать проблемы 300 миллионов среднего класса. Надо только понимать, что средний класс там — это те, кто от 300 долларов в месяц получают. Это такой относительный средний класс... Китай сейчас борется за выживание. Поэтому я и говорю, что, по крайней мере, в 2015 году у них, скорее всего, как многие ожидают, будет ослабление юаня достаточно сильное.

— Но для китайского экспорта это ведь выгодно? США постоянно обвиняли Китай в занижении курса!

— Нет, подождите! До февраля этого года юань рос непрерывно 12 лет. Поэтому и был шок, когда он внезапно упал, и, кстати говоря, многие разорились, потому что все делали ставки на то, что юань будет расти и дальше. Целый ряд валютных трейдеров разорился, потому что было совершенно невозможно представить, что юань упадет. В следующем году, думаю, это уже вполне себе такой будет тренд. Но Китай будет бороться. Посмотрите, все данные очень плохие, все ухудшаются. Что растет? Растет положительное сальдо баланса Китая, но при этом оно растет не за счет роста экспорта, — ну, экспорт тоже растет, но не 7-процентными темпами, а за счет сокращения либо падения темпов импорта...

— Они импортировали в основном сырье?

— Импортировали сырье, импортировали машины. Они импортируют и продовольствие, между прочим, в огромных количествах. Эта страна — один из крупнейших покупателей продовольствия. Так что по продовольствию там тоже могут определенные подвижки быть. Китай — это загадка 2015 года. Продержатся, наверное, но вот сейчас я бы уже таких ставок твердых не делал до февраля. В любом случае надо следить внимательно.

— А если все-таки китайские власти не смогут справиться с ситуацией и кризис вылезет наружу? А в Китае несколько миллионов войск, масса оружия... Не случайно ведь Китай начал внешнюю экспансию, захватывает месторождения, захватывает транспортные коридоры, еще какие-то внеэкономические вещи начинает, чтобы сбить кризис.

— Вы, кстати, знаете, что он уже отовсюду отступил давным-давно? Что все эти крики, они зимние, начала весны... Он ушел с Парасельских островов, перестал добывать нефть. Что китайцы могут сделать? Хорошо, у них армия. Что они сделают? Завоюют Вьетнам? Какое это имеет отношение к доллару? Завоюют нас? Это к доллару какое имеет отношение?

Уже давным-давно американские компании ищут новые базы. Развивается Вьетнам. Мьянму объявили демократическим государством, почти. Потому что они говорят: «Вам нужна дешевая рабочая сила — пожалуйста, не вопрос, но только вы уж забудьте про свою демократию». А Индия с миллиардом населения? Вы что, думаете, Китай такой уникальный? Полно в мире тех, кто готов занять его место, кто стоит наготове и уже потихоньку занимает это место. И повторю, не только в Юго-Восточной Азии, но и в Южной Европе.

— Вопрос в том, готов ли Китай это принять?

— Что значит «я не принял»? Хорошо, ты не принял. Вот не пришли к тебе инвестиции, ты говоришь: «Я не принимаю того, что ко мне не пришли инвестиции, что больше не строят заводов. Я этого не принимаю!» Как это выглядит?

— Экспансия невозможна со стороны Китая, вы считаете? Внутренних источников роста у него нет? Вот они производили iPhone, а собственные китайские телефоны производить так, чтобы они захватили весь мир, не смогут? Lenovo и другие IT-компании?

— Нет, конечно. Вы строите какие-то альтернативы, но я экономист, я не фантазирую. Читать интервью полностью.

Олег Вадимович Григорьев

Государственный советник первого класса,
Учредитель и научный руководитель «Научно-исследовательского центра Олега Григорьева «Неокономика».
Родился 16 июля 1960 года.
В 1982 году окончил экономический факультет МГУ по специальности экономическая кибернетика.
1982-89 – научный сотрудник Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) АН СССР.
1989-91 – ЦМИПКС при МИСИ им В.В.Куйбышева.
1991–92 – Верховный Совет России, советник.
1992-94 – сотрудник Экспертного института РСПП.
1994-97 – Государственная Дума, Заместитель руководителя аппарата Комитета по экономической политике.
1997-98 – начальник отдела Экономического управления Президента РФ.
1998-99 – начальник управления налоговой политики и и.о. зам. Председателя Государственного Комитета по развитию предпринимательства России.
2000-2001 – директор НИЦ «Экобезопасность» Госкомприроды России.
2003-2004 – зам директора Российского института радионавигации и времени.
2004-2008 – независимый специалист по системам государственного и муниципального управления.
2008-2011 – Старший экономист Компании экспертного консультирования «НЕОКОН».
С октября 2011 – научный руководитель «Научно-исследовательского центра Олега Григорьева «Неокономика».

«Южный Китай», 19.01.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.