Словарь 翻译
Weather
  • 13 °C Beijing
  • 26 °C Guangzhou
  • 27 °C Hong Kong
  • 16 °C Moscow
  • 6 °C Saint-Petersburg
  • 17 °C Shanghai
  • 25 °C Shenzhen
17 October 2019, Thursday, 19:32 (Hong Kong)

Экранизирован известный китайский роман «Тотем волка»

19 февраля, в первый день нового года овцы по китайскому календарю, на экранах китайских кинотеатров началась демонстрация фильма, снятого по одноименному роману Цзян Жуна «Тотем волка». Стоит отметить, что эта книга китайского диссидента получила статус самой читаемой в Поднебесной и адаптирована режиссером, обладательницей премии «Оскар» Жаной-Жак Анно. Фильм по праву можно назвать еще одним заметным сигналом разворачивающейся в Китае демократизации и признания ошибок Культурной революции.

"Тотем волка"

Китай. Середина 60-х годов. Чэнь Чжэнь, представитель молодой китайской интеллигенции, попадает во Внутреннюю Монголию, один из самых отдалённых и самобытных регионов Северного Китая. Юноша поселяется в юрте старого монгола Билига. От него Чэнь узнаёт, что с незапамятных времён монголы поклоняются тотему волка, который, по их представлениям, символизирует победу воли человека над силами стихии и даёт возможность существовать в экстремальных условиях. Пожив среди холодных степей, Чэнь Чжэнь постепенно открывает для себя удивительный, но простой мир кочевника, построенный на противостоянии людей и волков.

Кинокомпания China Film Group уже приобрела все права на произведение и собрала голливудскую команду экспертов для съемок фильма, к работе над фильмом подключили музыкального продюсера Голливуда Джеймса Роя Хорнера, группу Lantian Feiyang по аэрофотосъемке и экспертов пост-продакшн «Гарри Потерра», во главе с Анно, в качестве главного режиссера.

Что говорит знаменитая Анно о книге?

«Я прочла эту книгу в традиционном французском переводе и была очарована тем, что этот писатель получил невероятный успех в Китае за борьбу между природой и человечеством», – отметила Жак Анно.

Уникальность фильма

В фильме было снято 17 волков, которые были специально привезены для съемок из окрестностей пригородов Пекина и из безбрежных степей Внутренней Монголии. Анно наняла Эндрю Симпсона, которого рекомендовали, "как лучшего дресировщика волков в мире". Уникальность фильма заключается в том, что канадский специалист по диким животным прилетел в Китай на несколько лет для того, чтобы вырастить волков и адаптировать их для фильма. Симпсон говорит, что ключ к завоеванию доверия волков лежит в возможности смотреть на мир глазами самих волков. Вся съемочная команда с режиссером обязана была проводить время с животными, дабы почувствовать это. Аэрофотосъемочная группа Lantian Feiyang отмечает, что было непросто снимать в плохих погодных условиях, ведь в тех краях настоящий мороз, ветер и снежные бури. В работе съемочной группы использовались беспилотники, чтобы снять все в более натуральном и ярком ракурсе. Через шесть лет фильм, наконец-таки был снят, и сегодня 19 февраля вы сможете прийти в кинотеатр и насладиться этим шедевром кинематографа. 

Критика со стороны

На просторах интернета ходят слухи о том, что в некоторых сценах фильма была использована графика и компьютерные спецэффекты, однако Анно заявляет, что все было снято вживую и всячески опровергает сказанное.

Эксперты прогнозируют, что популярность фильма, да и кассовые сборы смогут обогнать, к примеру, фильм «Жизнь Пи». Стоит отметить, что рейтинг фильма на данный момент занимает высокие позиции

Цзян Жун (Jiang Rong, 姜戎) - литературный псевдоним. В русских источниках иногда ошибочно записывается как Цзян Ронг. Настоящее имя – Лу Цзяминь. Об авторе известно лишь то, что он - преподаватель политэкономии в одном из пекинских университетов, в период «культурной революции» провел 11 лет во Внутренней Монголии, куда он был сослан на «перевоспитание». Жизнь среди холодных степей, населенных лишь монголами-кочевниками, научила его иначе смотреть на мир, о чем два десятилетия спустя он поведал в своей книге. Автор дает подробное описание поведения волков и предлагает своим соотечественникам многому у них поучиться: по его мнению, китайцы слишком долго вели себя, как покорные овцы. 

О Цзян Жуне и "Тотеме волка"

Выдержки из материала Джастин Хилл (Justin Hill) в британской "Индепендент"

«Тотем волка» вызвал немало официальной критики, и на его автора навешивали ярлыки либерала, предателя, контрреволюционера и фашиста. Его это не смущает. «Большинство читателей никакого фашизма не обнаруживают, — говорит он. — Гитлер считал немцев лучшей нацией в мире; в моей книге у китайцев немало слабостей. Даже футбольная команда нашей страны – «овцы». Гитлер никогда свой народ «овцами» не называл».

В Китае часто слышишь обвинения в «овечьем» поведении. Что это значит на самом деле? «У овцы отсутствует творческий подход и нет чувства свободы, — объясняет он. – В отличие от прямо противоположного духа индивидуальности и свободолюбия волка. Из-за того, что в Китае нет демократии, а китайцы остаются «овцами», мы подверглись жестоким страданиям и потерям в таких исторических эпизодах, как «культурная революция». Китайцам необходимо больше развивать в себе дух волка».

«Независимость» и «свобода» он говорит по-английски. Произносить такие слова в Пекине опрометчиво, но Цзян Жун в разногласиях не новичок. «Мне повезло, что я остался в живых», — замечает он, и это не преувеличение. Впервые его заклеймили как «контрреволюционера» в восемнадцать лет за эссе, написанное в 1964 году, в 1978 году он стал организатором выступлений за реформы «Пекинская весна» и еле избежал смертной казни. В 1989 году принимал деятельное участие в движении протеста, подавленном на площади Тяньаньмэнь, и заработал еще 18 месяцев тюрьмы за «контрреволюционную деятельность».

«Мне не хотелось вступать в коммунистическую партию и даже в комсомол, — говорит он. – Не люблю вступать в организации». От своих родителей, деятелей коммунистической партии из Цзядина, что под Шанхаем, он унаследовал упрямство. «Когда маньчжуры вторглись в Китай, Цзядин объединился с близлежащими городами. Но эти другие города сдались и оставили Цзядин наедине с врагом. И жители Цзядина больше уже не разрешали своим детям вступать в брак с кем-либо из соседних городов, потому что на них нельзя было положиться».

«Моего отца поставили во главе антияпонских формирований, — продолжает Цзян Жун. – Он привел свою армию на сторону коммунистической партии, потому что коммунисты сражались с японцами. А вот моя мать была человеком еще более решительным. Ее отец был игрок и промотал все состояние семьи… Она переехала в Шанхай и стала вести подпольную работу на стороне коммунистов. Она умерла от рака, когда мне было 11 лет. Но она оказала на мою жизнь огромное влияние, потому что давала мне читать много книг и воспитала во мне любовь к чтению».
 

Китайский писатель Цзян Жун (Jiang Rong) стал в 2007 году первым лауреатом азиатского Букера (The Man Asian Literary Prize).

«South China Insight», 19.02.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Share it
comments powered by HyperComments

   

You are reporting a typo in the following text:
Simply click the "Send typo report" button to complete the report. You can also include a comment.