Словарь 翻译
Weather
  • 7 °C Beijing
  • 21 °C Guangzhou
  • 24 °C Hong Kong
  • 8 °C Moscow
  • 9 °C Saint-Petersburg
  • 14 °C Shanghai
  • 21 °C Shenzhen
19 October 2019, Saturday, 11:04 (Hong Kong)

Кризиса не будет: 10 положительных трендов в экономике Китая

В американской прессе в последнее время развернулась шумиха относительно скорого краха экономики Китая, за которым последует коллапс «коммунистического режима». И хотя Китай действительно столкнулся с рядом проблем экономического характера, их настоящие масштабы  преувеличены, и скорее, отражают желания американской стороны, а не реальную ситуацию. Авторы этих многочисленных «исследований» забывают о существенных достижениях Китая за последние годы. Экономический обозреватель «Южного Китая» Владислав Станецкий выделил 10 основных положительных трендов, свидетельствующих о перспективах и росте экономики КНР.

 

Развитие всемирной сети финансовых институтов «с китайской спецификой»

В самом ближайшем будущем Китай учредит Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) с уставным капиталом в размере 100 млрд долларов. Есть у КНР и другие грандиозные планы: создание Фонда Шелкового пути и Банка БРИКС. Если эти инициативы воплотятся в жизнь, то Поднебесная в той или иной степени получит возможность распределять четверть триллиона долларов среди половины населения планеты.

По сути, Китай планирует бить США его же собственным оружием – долларом. Накопив огромные золото-валютные резервы в американской валюте, Китай использует их для «спасения» союзников США в тяжелый период кризиса. Здесь срабатывает стратегия «мягкой силы» - когда Китай не только расширяет сферу влияния, но и обретает положительный имидж.

Стоит учесть и уже существующие государственные банки, например, Банк развития Китая, который, согласно отчету за 2014 год, выдал зарубежных кредитов на 188 млрд долларов США и в ближайшем будущем продолжит наращивать финансирование внешних проектов.

Другой пример - Экспортно-импортный банк, занимающийся кредитованием иностранных правительств и компаний, но не публикующий точную информацию об иностранных займах. По оценкам экспертов, они могут составлять порядка 15% от суммы выданных кредитов или 40 млрд долларов.

Помимо этого, у коммерческих банков КНР, занимающих лидирующие позиции в списке Forbes 2000, имеется и обширная сеть филиалов за границей. В отчете Института международных финансов отмечается, что в 2006 году всего 11 китайских банков и 95 их отделений были представлены в 29 государствах, однако согласно Китайской комиссии по регулированию банковской деятельности, уже к 2013 году 16 китайских банков имели 1085 отделений и дочерних компаний в 52 странах мира.

Все вышеперечисленное не только создает прочную основу для увеличения финансового влияния Китая, попутно предоставляя опору становлению китайского бизнеса и капитала на международной арене, но и закладывает первые «кирпичики» превращения  юаня в резервную и свободно конвертируемую мировую валюту. 

Рост роли юаня в мировой экономике

Китай, опираясь на обширную сеть собственных банковских институтов за рубежом, активно наращивает использование юаня в качестве валюты международных расчетов.

С 2009 года КНР неуклонно увеличивает количество своп-линий с Центробанками других государств. Благодаря этому зарубежные ЦБ получают право на опосредованную и мгновенную эмиссию юаней, которые впоследствии могут использоваться коммерческими банками, в том числе и для кредитования населения и бизнеса в китайской валюте. 

     На данный момент, уже более 20 стран открыли с Китаем подобные своп-линии на сумму более 3,6 трлн юаней (600 млрд долл). Среди них Россия, Украина, Казахстан, Япония, США, Австралия и др.

Другим важным и активно продвигаемым инструментом становится создание клиринговых центров для расчетов в юанях. Только за 2014 год ЦБ Китая подписал восемь соглашений об открытии оффшорных центров торговли нацвалютой. Таким образом закладывается институциональная основа для расчетов в юанях за товары, услуги и ценные бумаги, позволяющаяя сократить транзакционные издержки и, следовательно, повысить привлекательность и оборот жэньминьби в мире.

Ускорил Китай и подготовку собственной системы международных переводов (CIPS), аналога SWIFT, запустить которую он планирует к концу года. Начало работы CIPS позволит Китаю не только укрепить свою финансовую независимость, но и защитить пользователей от «всевидящего ока» США - после терактов 11 сентября система SWIFT открыла ЦРУ доступ  к базе данных всех международных переводов.   Все предпринимаемые шаги по интернационализации юаня уже дали первые плоды: по данным системы международных расчетов SWIFT, в декабре 2014 года доля китайской нацвалюты в международных платежах увеличилась на 20,3 %, составив 2,17% от общей суммы транзакций, а юань вошел в пятерку валют-лидеров, опередив канадский и австралийский доллар. Для сравнения: валюта главного конкурента КНР в Азии - японская иена расположилась на четвертой строчке с показателем в 2,7%. Похоже, и здесь Китай наступает на пятки своему основному конкуренту.

Следует отметить, что глава МВФ Кристин Лагард уже заявила, что юань в ближайшем будущем может войти и в число мировых резервных валют, список которых пересматривается каждые пять лет.

 Если США не будут давить на МВФ, то юань будет включен в список резервных валют уже в этом году, что повлечет за собой резкое увеличение его доли в резервах центробанков, международной торговле, а следовательно, и к укреплению позиции к доллару.

Превращение юаня в мировую резервную валюту

Вслед за увеличением доли юаня в системе международных финансов, китайская валюта привлекает к себе все больше внимания в качестве средства сбережения. Хотя мировые Центробанки не обязаны публиковать состав своих валютных резервов, по сведениям Банка международных расчетов в Базеле, уже 20 стран  частично используют жэньминьби в качестве резервной валюты. По данным неофициальных источников число таких государств уже больше сорока. Интересно, что одной из первой хранить деньги в китайской валюте стала Беларусь, по ее следам вскоре пошли некоторые страны АСЕАН, Казахстан, Россия, Нигерия и др.

Китайские власти без лишнего шума готовят юань к его новой международной роли.  Золотовалютные резервы КНР составляют порядка 4 трлн долларов или примерно треть общемировых запасов. Кроме того, Китай за последние 2 месяца скупил около 220 тонн золота. Хотя КНР и не публиковала данных о количестве драгоценного метала в своих резервах с 2009 года (тогда оно составляло порядка 1 тыс. тонн), сложно представить, что Китай, будучи крупнейшим производителем и импортером золота, не увеличил свои запасы за последние шесть лет. По некоторым оценкам в резервах КНР может находиться от 3 до 5 тыс. тонн драгоценного метала, который Китай осторожно приобретал с момента начала мирового финансового кризиса.

Столь внушительные резервы, особенно подкрепленные  фактическими запасами золотых слитков, помогут Китаю уменьшить беспокойство международных инвесторов и, в случае необходимости, до определенного момента держать курс юаня в нужных рамках, позволив экспортно-ориентированной экономике перестроиться на внутренний спрос. Все это вкупе с запланированным облегчением доступа международным инвесторов на внутренние рынки ценных бумаг в перспективе 15-20 лет позволит юаню утвердиться в качестве валюты международных резервов, значительно укрепив ее к доллару и превратив Китай из мировой фабрики в ключевого поставщика финансовых услуг.

Наличие современной инфраструктуры

Огромное внимание в 12 пятилетке (2011-2015 годы) уделяется созданию транспортной инфраструктуры,  активное строительство которой призвано выровнять дисбаланс в развитии между прибрежными провинциями и более отдаленными от моря районами. Вслед за увеличением капитальных затрат и ростом заработной платы, низкотехнологичное производство в приморских городах становится все менее рентабельным. В структуре экономики мегаполисов «первой линии» доля промышленного производства падает, а услуги становятся  локомотивом развития. 

Чтобы обеспечить стремительно растущий внутренний спрос и сохранить рентабельность, китайское производство вынуждено будет «отступить» вглубь страны и сделать упор на развитие в сельских районах, как это некогда сделала еще молодая Коммунистическая партия Китая после переворота, устроенного Чан Кайши. Сейчас китайское правительство предпринимает все возможное, чтобы создать транспортную сеть, отвечающую будущим нуждам экономики: за последние несколько лет сеть скоростных шоссе и железных дорог разрослась далеко вглубь страны.

Сеть скоростных шоссе, начавшая строится в конце 80-х, сегодня протянулась на 110 тыс. км. Согласно программе развития транспорта на 2011-2015 годы, скоростные шоссе должны быть проведены ко всем населенным пунктам, где проживает свыше 200 тыс. человек.

 Кроме того, Китай вышел на первое место в мире по  «километражу» высокоскоростных железнодорожных магистралей - их протяженность составляет 15 тыс.км. Для сравнения: в Японии их насчитывается порядка 3 тыс.км, во Франции - 2800, а в самой большой стране мира и “космической сверхдержаве” их протяженность составляет каких-то 650 км.

В Китае скоростные ж/д пути протянулись с севера на юг от Харбина до Шэньчжэня, и с востока на запад от Шанхая до Урумчи. К 2020 году КНР планирует полностью связать страну ВСМ, которые раскинуться от северного Харбина до субтропической Саньи, а также от восточного города-порта Далянь до Урумчи на западе. В то же время, общая протяженность железнодорожных путей составит более 120 тыс. км, сделав Китай неоспоримым лидером в этой области. 

Не отстает и строительство авиаузлов. К концу 2015 года число аэропортов должно превысить 250. Из масштабных проектов можно выделить новый пекинский аэропорт в Дасине, который примет первых пассажиров в 2019 году. Его пропускная способность составит 70 млн пассажиров и 2 млн тонн грузов в год. Аэропорт станет транспортным хабом для нового мегалополиса, состоящего из Пекина, Тяньцзиня и провинции Хэбэй.

Строительство аэропортов и расширение сети высокоскоростных ж/д магистралей позволит уменьшить пассажиропоток на обычных железных дорогах, предоставив им больше возможностей для транспортировки товаров и ресурсов между регионами страны и, следовательно, удешевив и ускорив логистику. Согласно международной статистике, снятие одного пассажирского состава позволяет ввести в эксплуатацию 2-3 грузовых.

Таким образом, уже к 2020 году у Китая будет самая развитая и масштабная инфраструктура, которая значительно облегчит передвижение товаров и рабочей силы во второй экономике мира. Кроме того, набравшись опыта у себя дома, к 2020 году, китайские компании перейдут к реализации масштабных проектов за рубежом, которые будут строиться, в том числе и на средства АБИИ и Фонда Шелкового пути.  

Реализация глобальных инфраструктурных проектов

Одним из признаков расцвета великих держав всегда являлось строительство грандиозных сооружений, значительно упрощавших доставку ресурсов и торговлю.  Для Великобритании таким проектом стал Суэцкий канал, для США - Панамский канал, построенный благодаря деньгам и усилиям Дж.П. Моргана.

Китай же замахнулся сразу на строительство двух подобных объектов: в Никарагуа и Таиланде. Первый канал призван удовлетворить нужды значительно возросшего с 1920 года объема морских перевозок и облегчить доступ азиатских товаров к восточному побережью Северной Америки. Вполне вероятно, что строительство канала приведет и к появлению нового стандарта судостроения на смену сложившемуся Panamax. В таком случае моря и океаны станут бороздить куда более крупные грузовые суда, которые, естественно, будут построены крупнейшим судостроителем в мире – Китаем.

Второй канал, проложенный в Таиланде через перешеек Кра, насытит стремительно растущие нефтяные аппетиты КНР, снизив стоимость и ускорив доставку дешевых углеводородов из стран Персидского залива и Африки. 

Не менее захватывающие амбиции у Китая и на суше: с запада на восток Поднебесная планирует бросить невероятную по протяженности скоростную ж/д магистраль Пекин-Москва, которая впоследствии «прорубит окно» и в Европу. Планируется сразу две ветки маршрута: через монголию и Россию, и через Казахстан и РФ.

Южный Китай и Юго-Восточную Азию планируется связать при помощи Трансазиатской железной дороги - Куньмин-Сингапур, строительство которой также планируется начать к началу 20-х годов.

Если строительство ВСМ до Москвы пока согласовано лишь на политическом уровне, то постройка 30-километрового тоннеля из КНР в Мьянму уже началась. Планируется, что высокоскоростная железная дорога свяжет Китай с Мьянмой, Лаосом, Вьетнамом, Таиландом, Малайзией и Сингапуром. Построив ее, КНР обеспечит собственным предприятиям удобную и быструю доставку продукции на 200-миллионные рынки стран, уже связанных соглашениями о свободной торговле.

Сохранение притока иностранных инвестиций

Несмотря на то, что Китай постепенно утрачивает свои позиции поставщика дешевой рабочей силы, приток иностранных инвестиций в страну хоть и несколько замедлился, однако о спаде речи пока не идет. Иностранные инвестиции в Китае за минувший год составили $119,6 млрд (увеличившись на 1,7%).

Если раньше Китай привлекал инвесторов возможностью колоссального сокращения расходов на рабочую силу, то теперь зарубежные структуры направляют свои инвестиции в сферу услуг – то есть они уже инвестируют не в экспортную отрасль, а непосредственно во внутренний рынок Китая. В 2014 году, впервые в истории современного Китая, инвестиции в услуги превысили половину от общей суммы вложений в Китай.

Огромная численность населения и постепенный рост благосостояния граждан стимулируют иностранных производителей робототехники, медицинских препаратов, предметов роскоши и других благ ориентировать свой бизнес и на китайский рынок. 

Власти страны, в свою очередь, держат руку на пульсе и стремятся подстегнуть приток иностранных инвестиций в страну. Они открывают новые сферы для доступа иностранных предприятий - число отраслей, в которых ограничено участие иностранного капитала, было сокращено решением Госсовета КНР более чем в двое - с 79 до 38, а количество отраслей экономики, в которых зарубежные инвесторы обязаны были иметь китайского партнера, сокращено с 43 до 15.

Весомым политическим шагом китайского руководства станет возможное подписание  Договора о двусторонних инвестициях BIT с США, которое позволит  расширить доступ американским компаниям на китайский рынок и получить равные с китайскими фирмами права. 

Выстроенная система производства, «национальные чемпионы»

В отличие от российской элиты, бездумно реализовывавшей идею встраивания в Запад на основании ложного посыла о возможности сохранения равноправных отношений, Китай никогда не тешил себя пустыми надеждами, что страны «золотого миллиарда» станут делиться технологиями и опытом ведения бизнеса в ущерб себе.

Китай открыл доступ на свои рынки иностранному капиталу и старался как можно быстрее скопировать западный опыт, создавая свою продукцию и предприятия «по образу и подобию». Именно поэтму сейчас дороги в стране строит китайская техника, и по ним ездят оснащенные «отечественной» электроникой и произведенные в Китае транспортные средства.

Пройдя тернистым путем, Китай вырастил собственных национальных, а в скором будущем и мировых лидеров. В области электроники и техники это Haeir, Huawei, Xiaomi, Lenovo, ZTE, OPPO; в сфере IT:  Tencent, Baidu, Alibaba Group, Sina, NetEase, Kingsoft, Sohu, PerfectWorld и др; в области инфраструктурного строительства - China Railway Group, China State Construction Engineering Corporation, China Communications Construction Company.  Перечислять можно долго,  главное, что подобные компании-гиганты, занимающие лидирующие позиции в списках Forbes, есть у КНР почти в любой отрасли.

Критики говорят, что Китай только копирует и ничего сам не изобретает. В Интернете можно найти множество опровержений этого и указаний, что КНР стремительно наращивает расходы на научно-технические разработки. Но и это не так важно, ведь практика «перенимания опыта и технологий» отлично себя зарекомендовала. Сейчас практически все, что появляется на Западе стремительно перетекает в Китай, чему способствует колоссальная сеть живущих за рубежом китайских соотечественников и обучающихся в западных вузах студентов.

 Взять хотя бы современные приложения по вызову такси, первооткрывателем которых выступила компания Uber. Не успела она окрепнуть в США, как в Китае у нее возникли сразу два крупных конкурента - Didi Dache и Kuaidi Dache, опирающихся на огромный местный рынок, и уже даже успевших заявить о слиянии. Подобная ситуация с «перехватом инициативы» и опорой на стремительно растущий рынок вряд ли переменится в обозримом будущем, а значит в КНР продолжат расти и крепнуть новые мировые компании-чемпионы.

Переход к экспорту капитала

2014 год стал знаковым для КНР - впервые с момента начала политики «Реформ и открытости» прямые инвестиции Китая за рубеж превысили приток иностранного капитала в страну.

За 2014 год Китай инвестировал 116 млрд долларов, из которых порядка 103 млрд были вложены в «нефинансовые» секторы зарубежных экономик, т.е пошли на покупку и создание реальных активов(при учете вывода средств через Гонконг данная сумма увеличится до 140 млрд юаней). Таким образом, Китай уже превратился из импортера в экспортера капитала.

Согласно сообщениям с Боаоского форума, объем прямых нефинансовых инвестиций Китая в экономики других стран в 2015 году увеличится на 10% - до 113 млрд долларов.

На ближайшее будущее планы КНР еще более глобальны. Си Цзиньпин заявил, что «до 2020 года Китай намерен инвестировать за рубеж более 500 миллиардов долларов». Если это реализуется, а объективных помех сейчас нет, то  к 2020 году у КНР появится пусть не большая, но все же надежная (больше всех ЗВР РФ) «подушка безопасности» в виде выведенного за рубеж капитала и реальных активов, таких как недвижимость, предприятия и права на разработку месторождений полезных ископаемых. Зная об особенностях китайского стиля ведения бизнеса, не стоит забывать, что большая часть этих средств будет осваиваться именно китайскими компаниями, а также служить удовлетворению потребностей растущего китайского рынка.

Пятикратный рост ПИИ Китая к 2020 году непременно отразится и на скупке предприятиями КНР активов своих зарубежных конкурентов, что откроет Китаю доступ, во-первых, к новым рынкам, а во-вторых, к технологиям, которые оказалось нелегко скопировать. Если в предыдущие годы 70% ПИИ Китая служили обеспечению его с/х и природными ресурсами, то сейчас КНР постепенно смещает акцент в сторону промышленности и технологий. Акции Pirelli, Motorola, Volvo, PSA, A123 Systems, AMC Entertainment  - вот лишь «верхушка айсберга» недавних приобретений китайского бизнеса.

Следование линии интеграции в систему международной торговли

За 2014 год положительное сальдо платежного баланса КНР составило 380 млрд долларов. Китай продал товаров собственного производства на гораздо большую сумму, чем закупил.

Недавно на Боаоском экономическом форуме председатель КНР Си Цзиньпин заявил о намерении Китая к 2020 году экспортировать товаров на общую сумму в 10 трлн долларов. Данное осторожное заявление китайского лидера (текущий импорт Китая равен 1,96 трлн) говорит как минимум о том, что КНР сохранит свои позиции в международной торговле.   Кроме того, оно может служить свидетельством «трансформации» экономики Китая, заключающейся,  во-первых, в постепенном уходе от экспортно ориентированной модели, а во-вторых, в смещении структуры экспорта в сторону товаров с высокой добавочной стоимостью.

Согласно заявлению Си Цзиньпина, зарубежные инвестиций Китая до 2020 года увеличатся в пять раз, тогда как импорт товаров вырастет лишь на 2% или на 40 млрд долларов.  Вполне вероятно, что данный прогноз несколько занижен и может быть пересмотрен в случае существенных перемен в правилах торговли, а они не за горами: за последние пять лет Китай существенно увеличил число договоренностей о свободной торговле, которые вскоре начнут действовать.

Сейчас у Китая есть соглашение с АСЕАН,  которое вступит в полную силу после того, как в 2018 году будут окончательно отменены тарифы на основную часть  товаров с Вьетнамом, Лаосом, Камбоджой и Мьянмой. По прогнозам экспертов, взаимный  товарооборот КНР и стран АСЕАН к 2020 году должен составить 1 трлн долларов.

В копилке Китая также и двусторонние соглашения с Новой Зеландией,  Австралией,  Южная Кореей, Швейцарией, Перу, Чили, Коста-Рикой, Пакистаном и Исландией.

Кроме того, на Боаоском форуме из уст китайских руководителей в очередной раз прозвучал призыв создать зону свободной торговли Азиатско-тихоакеанского региона. Согласно статистике, за последние 10 с лишним лет объем внутрирегионального товарооборота в АТР вырос с 1 до 3 трлн долл. США. На настоящий момент страны данного региона - это более половины мировой экономики и 46 % международной торговли.

США и Япония вряд ли пойдут на сближение, учитывая, что Америка готовит свой проект Транстихоокеанского партнерства. Однако Китай уже на шаг впереди, и заключил уже более 10 двусторонних соглашений, которые до 2018 года должны вступить в силу. Эти договоренности значительно увеличат торговый оборот и укрепят экономическую взаимосвязь субъектов АТР с Китаем, упрочив место КНР в мировом хозяйстве. 

Обеспечение “стальных” гарантий    

Развитая логистика и широкая сеть зарубежных инвестпроектов - это хорошо, однако свою собственность нужно уметь и защитить. На данный момент лишь США, на вооружении которых находится целых 11 авианосцев, обладают возможностью «жестко отстаивать интересы» в любой точке земного шара. Китай предпринимает активные попытки ликвидировать этот разрыв: подводный флот КНР, неожиданно для всех аналитиков, обогнал США – Китай построил так называемую «великую подводную стену».  Кроме того, если строительство военных судов продолжится по плану, то Китай по числу боевых кораблей к 2020 году  выйдет на первое место в мире.

Немаловажно, что КНР активно развивает и свой флот авианосцев. После того, как авианосец "Ляонин" вошел в строй, в центре внимания прессы оказалось строительство его "собрата". В 2014 году зарубежные СМИ сообщили, что судостроительный завод в городе Далянь работает над частями корпуса первого национального авианосца, сегменты которого позднее будут собраны воедино на открытом стапеле. В то же время Цзяннаньский судостроительный завод в Шанхае готовится заложить второй авианосец. Предполагается, что КНР снабдит авианосец атомным двигателем. Китайские военные эксперты отмечают, что в сравнении с первым авианосцем, его "двойник" на атомной тяге получит огромное преимущество по продолжительности плавания. 

Помимо укрепления мощи флота, Китай ведет разработку наступательного гиперзвукового планирующего летательного аппарата, способного в восемь раз превысить скорость звука. По информации западной прессы, аппарат Wu-14, выводимый на околоземную орбиту при помощи межконтинентальной баллистической ракеты, предназначен для проникновения через систему ПРО США и нанесения ядерных ударов.

Авианосные группы и ядерное оружие - все это изобретения прошлого столетия, в новом веке они окажутся бесполезными, если не будут обеспечены должной информационной поддержкой из космоса. Китай вступил в военные ряды космических держав в 2007 году, когда поразил ракетой находящийся на орбите земли метеоспутник FY-1C. С тех пор он непрерывно совершенствовал свои космические войска. В 2013 году КНР вывела на орбиту три спутника, один из которых “Shijian-15” впоследствии совершил «странный» маневр, сблизившись до 100 метров с другим спутником. Сообщается, что “Shijian-15” оборудован выдвижным манипулятором, способным повреждать или захватывать спутники противника.

Все это а также общее увеличение расходов на военные нужды до 144,2 млрд долларов позволяет утверждать, что в ближайшем будущем, китайские инвестиции и капиталы получат «стальные» гарантии, а за поставленную продукцию придется стабильно рассчитываться.

Во множестве критических статей очень часто проводятся паралелли между сегодняшним Китаем и СССР 1990-1991 годов. Если даже допустить тот факт, что два государства из разных веков можно сравнить и найти некоторые общие тенденции, то согласно вышеизложенному материалу, было бы уместней сравнить нынешнюю КНР не с СССР 1990 года, а с США 1880 - 1890 годов, так называемого “позолоченного века” американской истории, превратившего США спустя долги десятилетия в мировую державу.

Сеть ж/д дорог за тот период увеличилась в США втрое. То же самое произошло и в Китае, с той лишь разницей, что поезда теперь движутся быстрее и за счет силы электричества. Бурное развитие трамвайных линий “позолоченного века”  соответствует строительству обширных китайских метрополитенов; повсеместное равитие электронного телеграфа - прокладке высокоскоростных оптоволоконных кабелей; первые авто с ДВС - первым машинам на литиевых батареях; Ротшильд, Вадербильт, Эндрю Карнеги - Джеку Ма, Ма Хуатэну, Ли Яньхуну.

Если действительно смотреть с этой перспективы - у Китая огромное будущее, невзирая на стачки, кризисы и схлопание финансовых пузырей, которое ему предстоит пережить, как это когда-то сделали Соединенные Штаты Америки

Для объективности необходимо отметить, что основным опасением по поводу кризисных тенденций в китайской экономике являются обвалы экспорта и импорта, которые привели к резкому снижению сальдо торгового баланса. Если в феврале оно составляло 60,6 млрд. долларов, то в марте снизилось до 3,08 млрд., хотя по прогнозам экономистов должно было составить 43,8 млрд. долларов. ("Эксперт"). Общая ситуация такова, что Китай столкнулся с крупномасштабными проблемами, имея при этом сильные рычаги влияния на ситуацию. Только от эффективности команды нынешнего премьера Ли Кэцяна, управляющего экономическим блоком, будет зависеть станет ли Китай заменой США и ее восточному союзнику Японии в мировом пространстве.

Владислав Станецкий

«South China Insight», 12.04.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Share it
comments powered by HyperComments

   

You are reporting a typo in the following text:
Simply click the "Send typo report" button to complete the report. You can also include a comment.