Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 58.93 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 87.08 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 43.17 RUB
Погода
  • 28 °C Гонконг
  • 27 °C Гуанчжоу
  • 26 °C Шэньчжэнь
  • 27 °C Макао
  • 27 °C Санья
  • 28 °C Сингапур
  • 24 °C Пекин
  • 29 °C Шанхай
  • 29 °C Сиань
  • 29 °C Чунцин
  • 19 °C Москва
  • 18 °C Санкт-Петербург
  • 20 °C Екатеринбург
23 июля 2017, воскресенье, 01:54 (Гонконг)

Невидимый след японских "домов утешения" во дворах Шанхая

Если хорошенько присмотреться, наследие японского присутствия в Шанхае в довоенное время и время военных действий можно увидеть во дворах старого города, они относят нас к тем временам, когда Япония стала главной силой в первой Китайско-Японской войне в 1895 году, и непосредственно ко временам военной оккупации Китая, которая закончилась в 1945.

Следы японского прошлого живут в старых дворах, особенно в районе Хункоу, расположенном на севере Шанхая, где процветала японская диаспора в начале ХХ-го века.

Вдоль улицы Шаньинь лу (山阴路) в северном районе Хункоу, один из переулков, который изначально принял японские семьи, имеет характерный приземистый вход с двумя разъезжающимися деревянными дверьми. В сносимых сегодня домах вокруг улицы Гунпин (公平路) я обнаружила надписи иероглифов-кандзи на дверях и японские узоры в виде цветов, вырезанных на балках. Местные жители провели меня на укрепленную крышу старого четырехэтажного здания, где в стенах были пробиты отверстия для японских пушек и снайперов. Во время войны солдаты могли видеть черные столбы дыма на расстоянии, где шли тяжелые бои вдоль канала Сучжоу.

Но ничто не запоминается так, как наследие так называемых “Домов утешения” (慰安所), созданных японской императорской армией для похищенных китайских, а вместе с ними и корейских, и других женщин, для того, чтобы они готовили, убирали и предоставляли сексуальные услуги японским солдатам. По мере продвижения японских военных вглубь Китая, предположительно 200 000 китайских женщин стали жертвами этой ужасной участи.

Японская станция утешения в районе Цзянгван в Шанхае. Источник: Beijing Youth Daily

Считалось, что в Шанхае функционировало 158 станций во время войны, больше, чем в любом друго регионе, которые контролировали японцы в военное время, от Внутренней Монголии до провинции Гуандун. Размещенные в бывших барах, постоялых домах, клубах, офисах и конфискованных виллах и лилонгах (название переулков-дворов в Шанхае), станции утешения не оставили никакого заметного архитектурного следа, только застоялый “грязный” запах для последующих жителей, которые вернулись в эти помещения после войны.

Одна из таких станций трех-этажная вилла на улице Мэнхуа (梦花街) или “Улица Цветок Мечты”, между блоками лилонгов (里弄) в старом городе Шанхая (смотрите на фото выше). Вилла расположена рядом с краем первых городских стен, построенных в 1554 году, по иронии, для защиты от японских пиратов. Жители минской династии представить себе не могли, что столетиями позже их захватят и будут насиловать и издеваться в этих самых границах.

Карта, на которой показана вилла Симэн Лу (希孟庐) на улице Мэнхуа или “Улица Цветок Мечты” в старом городе Шанхая. Источник: Old Shanghai Atlas, 上海百业指南 1946

Пока я фотографировала местные жители рассказали о запятнанной истории виллы как бывшей станции утешения. Менее известный факт заключается в том, что первоначальный владелец, богатый предприниматель по имени Линь Гуйшэн (林桂生), в отчаянной надежде на появление сына, как продолжателя рода и фамилии, назвал свой дом Симэн Лу (希孟庐), или “Надежда на наследника”. Линь выбрал иероглиф 孟, ‘meng’, означающий ‘первый ребенок‘, потому что фонетически он рифмовался с названием улицы 梦 ‘meng’, переводится как мечта, сон.

Когда японцы вторгнулись в Шанхай в 1937, Линь уехал в Гонконг (Южный Китай). Дом был захвачен в 1938 и превращен в бордель, чтобы служить японским войскам, расположившимся в старом городе до конца войны. Знаки борьбы с японцами сохранились до сих пор в виде дырок от пуль в стенах вокруг особняка.

Любопытный сосед поделился информацией о том, что потомок семьи Линь до сих пор живет на вилле. Пока я взбиралась по красивой лестнице, которая кружилась вверх до третьего этажа, мне захотелось с ним познакомиться, но меня остановил резкий шум, идущий от телевизора, и гам от смеющихся детей за закрытыми дверьми. Вместо этого я восхитилась резными перилами и крепостью столбов. С таким количеством жильцов и семей, занимающих теперь это пространство, видна обветшалость и изношенность дома.

И все же, вилла внушительно смотрится среди соседних домов и представляет собой элегантную смесь европейского и традиционного китайского дизайна. Легкое прикосновение солнечных лучей стиля Деко и зигзаговые рамки по краям входа и на потолке внутренней веранды. Часть внутренних этажей была покрыта черным и белым кафелем с вкрапинками в виде буддиской свастики. Над входом, ведущим в холл пара красивых каменных львов (石獅), поддерживающих балкон, указывали на богатство бывших владельцев.

Наслаждаясь величием виллы, я представляла себе типичный день жизни в семье Линь в начале 1930-х. Как хозяин дома Линь принимал посетителей в передней комнате для обсуждения различных бизнес планов и интересов, попивая чай на веранде в прохладные летние вечера. На втором этаже его жена, скорее всего, спорила с его наложницей, надменно занявшей третий этаж. С продолжительным отсутствием сына, неуверенность супруги Линь росла день ото дня, у нее просто не было другого выхода, как принять это вторжение любовницы в семью. Слуги суетились на заднем дворике, который соединял виллу с остальным лилонгом, готовили, убирали, штопали, чинили.

Как этот дом мог стать впоследствии японским "Домом утешения"? Архивные фотографии и описания выживших рассказывают о пугающей атмосфере для рядовых солдат, которые "встречались" с женщинами в больших спальных комнатах с кроватями, разделенными только тоненькой занавеской. Взгляды и внимание не беспокоили неудовлетворенных и уставших от войны солдат. Китайские женщины были загнаны в ловушку, их избивали, над ними издевались. Одетые в дешевые японские кимоно, им приходилось выдерживать ежедневные осмотры врачами, которые так же проверяли их на венерические болезни. Одна из выживших рассказывала, что ее доктор насиловал девушек после осмотра. Воинский персонал даже прослушивал лекции на тему “как управлять станциями утешения, включая как определять ‘живучесть и прочность захваченных женщин’”.

Японская клиника была прикреплена к станции утешения. Запись на фото указывает на японского доктора Тетсуо Асо, который описал множество "Домов утешения" и жизнь в военной среде.

Источник: Beijing Youth Daily

Как любая воинская часть, каждая станция утешения управлялась холодно и жестко, в атмосфере скрипа кроватей и заглушенного плача женщин, которые уже давно потеряли свою честь. В Шанхае, как предполагается и во всех "Домах утешения" по Китаю, были введены строгие правила для регулирования поведения солдат,но не из побуждений заботы о жертвах, а для поддержания военной дисциплины:

  • Входящий должен зарегистрироваться и заплатить, чтобы получить входной ваучер и презерватив;
  • Цена на входные ваучеры: капрал, унтер-офицер, военный персонал - 2 йены, рядовой - 5 йен;
  • Входные ваучеры действительны в день покупки, сдать билет можно до конца дня, но возмещение стоимости билета невозможно, если билет был отдан обслуживающему персоналу (прямой перевод 酌女, девушка, которая разливает вино);
  • Обладатель входного ваучера должен пройти в определенную комнату, в его распоряжении 30 минут;
  • Передайте ваучер девушке при входе в комнату;
  • Пить в комнатах запрещено;
  • Покиньте комнату после завершения процесса;
  • Любой, нарушающий правила станции или правила поведения военных должен покинуть комнату;
  • Не разрешается притрагиваться к девушкам без презерватива;
  • Время работы: солдаты 10:00 - 17:00, капралы, унтер-офицеры, военный персонал 17.00 - 21:00.

Вспоминая виллу, которая была рождена из богатства при власти партии Гоминьдан и основана на желании продолжения своего рода, я задумалась где были вывешаны правила японской станции утешения. На входе или на каждом этаже?

Когда я спускалась по лестнице в последний раз, изучая глубокие морщины на старом дереве и чувствуя холод от стен, я не могла не задаться вопросом: действительно ли изгнаны привидения военных лет?

Примечания:
1. Эта цифра самая приблизительная, в соответствии с данными Центра исследования китайских женщин для утешения при Шанхайском Нормальном Университете и Вашингтонской Коалиции по делам женщин для утешения. По подсчетам других китайских источников эта цифра колеблется от 360 до 410 000 женщин.
2. Compiled by the China City Public Welfare Dissemination Alliance http://www.ccwa.org.cn/
3. Mindy Kotler, “The Comfort Women and Japan’s War on Truth”, New York Times, 14, Nov 2014
 
Перевела Дина Рабатова, Shanghai Street Stories 

«Южный Китай», 12.05.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.