Словарь 翻译
Погода
  • 16 °C Гонконг
  • 10 °C Гуанчжоу
  • 12 °C Шэньчжэнь
  • -2 °C Макао
  • 20 °C Санья
  • 24 °C Сингапур
  • -5 °C Пекин
  • 6 °C Шанхай
  • 6 °C Сиань
  • 8 °C Чунцин
  • 2 °C Москва
  • 5 °C Санкт-Петербург
  • 0 °C Екатеринбург
10 декабря 2019, вторник, 02:12 (Гонконг)

Гонконгская писательница Ху Яньцин - рассказ "Добрые люди"

Начинаем публикацию гонконгской писательници Ху Яньцин, родившейся в южно-китайском Гуанчжоу. Ху Яньцин (胡燕青, в 1954) в 1962 году в возрасте восьми лет переехала в Гонконг (Южный Китай). Закончила Литературный институт при Гонконгском университете. С 1985 года преподаёт в Центре изучения филологии при Гонконгском Баптистском университете. Представитель новой поэзии, автор многочисленных эссе, рассказов и романов. Обладатель многочисленных литературных премий. Также занимается литературными переводами и вносит творческий вклад в развитие детской литературы.

Добрые люди

Профессор Су Янчжи с факультета социологии за сорок лет своей жизни впервые столкнулся с воровством. Для него был вдиковинку сам факт, что у него могли что-либо украсть. Словно любопытный ребёнок, он от волнения не мог усидеть на месте. Его пухлое лицо вытянулось, щёки впали. Он взял черновик, что-то на нём написал и начертил, потом, погрузившись в раздумья, сам не заметил, как закрасил диаграмму со множеством стрелок и замазал её маркерами. Процесс, конечно, был увлекательный, но ответ был слишком очевиден: кроме уборщицы Хэцзе, никто больше не мог украсть его деньги.

Внешне Хэ Цзе очень походила на маму профессора Су — та была очень худая, ей уже перевалило за шестьдесят, но на лицо она выглядела молодо: белокожая и румяная, морщинки совсем маленькие и распределены равномерно, поэтому она вовсе не выглядела на свой возраст, на коже не было ни одного пигментного пятна, какие обычно появляются в пожилом возрасте, разве что брови у неё были не густые. Так что его мама выглядела довольно молодо. Она любила носить серьги с бриллиантами, красила ногти розовым лаком с перламутровым отливом, по утрам обязательно укладывала свои короткие волосы с помощью фена и лака для волос. Выпив чашку настоящего чая «тегуаньинь»*, она отправлялась в парк танцевать китайский танец с веером. Даже в этом возрасте у неё не было отбоя от поклонников — сейчас это были преимущественно пожилые мужчины 60-70 лет. А Хэ Цзе было всего 50 лет с небольшим, но проколотые мочки ушей за ненадобностью давно заросли. Ногти у неё всегда были очень коротко пострижены. В пальцы въелась несмываемая чернота. Но это была вовсе не грязь. Из-за отсутствия должного ухода кожа у неё на пальцах потрескалась, и эти трещины почернели так, что их было видно издалека. Хэ Цзе была такая же худая, как мама профессора, и с такими же высокими скулами. Кожа у мамы на лице была не жирная, а белоснежный блеск и сияние ей придавали знаменитые японские средства по уходу за кожей. У Хэ Цзе лицо было очень худое, и создавалось впечатление, что кожа туго натянута на кости черепа и оттого так блестит на скулах.

 * зеленый чай "железная бодхистава", распространенный в Южном Китае

Дома мама постоянно говорла Марии, что стол профессора трогать нельзя, поэтому Мария вообще перестала делать уборку в его кабинете, а маленький сын А-Тай, заходя туда, каждый раз недовольно морщился. Жена не раз ругала профессора за то, что у него в кабинете бардак. Он каждый раз обещал немедленно прибраться, но стоило ему хоть на миллиметр что-то сдвинуть, как все его бумаги, работы, книги и журналы перемешивались, и он терял необходимые ему страницы. В университете Хэ Цзе за зарплату каждое утро приходила и до половины восьмого протирала все вещи в его рабочем кабинете. Приходя на работу, профессор Су обнарживал, что вещи были передвинуты, но не перепутаны. Профессор даже подумывал о том, чтобы нанять Хэ Цзе — пусть раз в неделю приходит к нему домой на день или на полдня и наводит там порядок, ведь у неё это получается очень профессионально. Однако одобрит ли эту идею жена? Дома есть мама, жена, которой не нужно ходить на работу, а ещё есть домработница-филиппинка, да и сам он клятвенно заверял, что будет убираться в своём кабинете. Так что нанимать постороннего человека, который будет приходить в дом, трогать домашние вещи, - это никуда не годится. Тем более что жена ведёт специальную тетрадь, куда записывает все денежные затраты семьи, и будет нелегко убедить её добавить туда такую нелепую статью расходов.

Сегодняшний день можно считать особенным, иначе профессор Су не лишился бы этих двадцати долларов.

На следующей неделе ему предстояло участие в конференции, и для того, чтобы хорошенько подготовиться, он пришёл в университет к семи утра и на крадучись пробрался в свой кабинет писать доклад. На факультете было очень тихо, пустой коридор напоминал заброшенный тоннель, и свет, который проникал в него с обоих концов, не достигал середины, так что она оставалась затенённой. Однако профессору не хотелось зажигать свет, он словно боялся, что это нарушит всю прелесть раннего утра. Он нащупал ключи, они оказались холодные. Деревянные двери из-за сухого воздуха усохли, и замок поворачивался с большим трудом. Но как только дверь распахнулась, взору предстал кабинет, выходящий окнами на восток и напоминающий залитый светом прозрачный куб. Окунувшись в этот свет, профессор ощутил, как его окутало счастье от предстоящего ему занятия любимым делом, и в душе его не осталось ни тени сожалений. Он почувствовал себя счастливым: он профессор, учёный, послушный муж мудрой жены, почтительный сын своей матери и прекрасный отец. Словно безыскусный пышный папопротник, он рос стремительно, не зная никаких забот, с каждым днём становясь всё пышнее и вызывая радость у окружающих. Как обычно, он ощущал на душе свободу и лёгкость, спокойствие и благополучие.

Не задумываясь, он совершил привычное движение, которое совершал каждый день — вынул из карманов брюк ключи, монеты, транспортную карту*, удостоверение сотрудника университета и пузырёк с витаминами, которые ему каждый день давала жена. И ещё пять мятых бумажных купюр по двадцать долларов. Бросив всё это на стол, он включил компьютер и сам не заметил, как увлёкся и проработал над своим небольшим докладом целый час. Он встал из-за стола, от души потянулся и взглянул на наручные часы. Ого, уже девятый час! Неудивительно, что так хочется есть! Пойду-ка позавтракаю. Распахнув дверь, профессор столкнулся с Хэ Цзе — она держала в руках огромную связку ключей, собираясь войти в его кабинет, чтобы сделать уборку.

*Транспортная карта в Гонконге используется не только для проезда на различных видах транспорта, но и для расчёта в некоторых магазинах и ресторанах.

  • А, профессор, прошу прощения! Так рано, а вы уже на работе!
  • Это я должен извиниться, что напугал вас.

Хэ Цзе покачала головой и смущённо улыбнулась. Она выглядела, словно мать, приехавшая из деревни в город повидаться с сыном, который покинул родные края и не спешит возвращаться. Вот они встретились, а она не знает, как вести себя с родным сыном и какое выражение лица ей следует принять. Её напугал этот приятный невысокий мужчина с вечно смеющимися глазами.

  • Вы завтракали? - заботливо спросил профессор. - Утро сегодня холодное.
  • Завтракала, вы очень добры, - церемонно ответила Хэ Цзе, улыбаясь и кивая головой.
  • Значит позавтракали? У нас в столовой для сотрудников ужасно кормят, по утрам я беру там только хлеб с пшеничными отрубями, но даже на это уходит двадцать долларов.

Профессор Су вдруг превратился в мелочного брюзгу, который всегда на всё жалуется — как будто бы много лет он тяготился своей должностью профессора и вот теперь нашёл лайзейку и поспешил воспользоваться ею, чтобы освободиться.

  • Профессор, Вы, должно быть, шутите, откуда же мне взять двадцать долларов на завтрак? На двадцать долларов можно накормить ужином семью из трёх человек. На завтрак я ем то, что осталось от предыдущего дня, - стыдливо призналась Хэ Цзе.
  • Правда? Но ведь не всегда же что-то остаётся после ужина? - по-детски наивные вопросы профессора словно сделали его моложе лет на двадцать, и его блестящая лысина, казалось, совершенно не гармонировала с этим его состоянием. Хэ Цзе по-прежнему казалась смущённой, но честно ответила:
  • Я стараюсь не забывать каждый раз во время еды немножко отложить, поэтому у меня всегда что-то остаётся. Или же я просто съедаю ещё одну пшеничную булочку.

Профессор Су почувствовал, что у него больше нет сил продолжать разговор, нужно закончить доклад, а живот урчит от голода, и завтрак в столовой манит своим ароматом. Поэтому он передал свой кабинет в распоряжение Хэцзе, а сам бегом спустился в столовую. Доев отруби и хлеб, он почувствовал, что не наелся, и хотел было ещё съесть яичницу, но вспомнил наставления жены: по нечётным числам нельзя есть яйца, по чётным числам можно есть только яичный белок, и лишь в воскресенье можно съесть целое яйцо, однако его обязательно надо запить чаем пуэр. Это ради его же здоровья, он прекрасно это понимает. Но сегодня он очень хотел съесть яйцо, и это желание становилось всё сильнее, особенно при виде женщины за соседним столиком, которая размеренно клала в рот кусочки яичницы с таким аппетитом, словно ела морской деликатес. После продолжительной внутренней борьбы профессор Су встал из-за стола и направился к кассе. В этот момент до него дошло, что все деньги он вынул из кармана и бросил на стол в своём кабинете, и сейчас у него с собой нет ничего, в кармане не осталось ни монет, ни даже транспортной карты. Ему было очень неловко, он смущённо объяснил кассирше, что произошло, пообещал, что через пять минут вернётся с деньгам и, оставив в залог книгу, поспешил в свой кабинет.

Стол и клавиатура сияли чистотой, очевидно, что здесь уже прибралась Хэ Цзе, однако сейчас профессор не обратил на это внимания, он торопливо схватил лежавшие на столе мятые купюры и вышел. Оказавшись в лифте, он перевёл дух и только теперь решил расправить и сложить купюры. Но тут... Что? Этого не может быть! Он обнаружил, что теперь в руках у него всего четыре двадцатидолларовые купюры.

Он впал в странное состояние, утратил способность мыслить, а все ощущения его обострились. Тем временем лифт остановился, и в него ворвались несколько студентов, спешащих на занятия. Один из них узнал профессора и поздоровался:

  • Доброе утро, сэр! Завтракать едете?

В переживаемые в душе эмоции ворвался внешний раздражитель, и профессор мысленно проворчал:

  • «Сэр»! Уже в университет поступили, а только и знаете что «мисс» и «сэр». Даже уборщице известно, что ко мне надо обращаться «профессор»...

Но как только он подумал о Хэ Цзе, в нём вновь поднялось то чувство удивления и радостного волнения. Ему было немного стыдно и в то же время непонятно, почему он надеется, что это именно она украла его деньги. Неужели он радуется её позору? Если бы это были его мама, жена или сын, что бы он чувствовал тогда?

Размышляя так, он добрался до столовой, оплатил свой завтрак и начал чувствовать себя слегка обедневшим. Итак, у него сегодня осталось всего 60 долларов. Это же... об этом ни в коем случае никто не должен узнать! Жена каждый день собственноручно отсчитывает ему ровно пять бумажных купюр по двадцать долларов. У него повышенный холестерин, и жена не позволяет ему слишком много есть, поэтому тщательно контролирует его расходы. К тому же, они вдвоём решили откладывать сэкономленные деньги и, когда цены на недвижимость будут не очень высокие, купить поблизости ещё одну квартиру, чтобы сдавать её. Арендную плату они бы откладывали на те дни, когда профессор уйдёт на пенсию. Но на самом деле это был ещё и способ контролировать самого профессора. Мужчина, у которого расходы ограничиваются всего ста долларами в день, точно не сойдёт с праведного пути. Газеты разрешается читать только бесплатные или те, на которые подписан факультет... При этих мыслях он покачал головой и улыбнулся. Нижняя челюсть, и без того довольно широкая, растянулась ещё шире. Уголки губ попытались вскарабкаться наверх, но эта попытка лишь произвела едва уловимую дрожь, он почувствовал себя, словно рыба, которая изо всех сил пытается изменить форму своего рта.

Снова оказавшись в лифте и улыбаясь самому себе, профессор Су продолжил размышлять и подсчитывать: если пообедать на 35 долларов, то у него останется всего 25. Жена обязательно спросит, почему так мало осталось — что ответить? Если сказать, что его обокрали, она не поверит. Где это видано, чтобы крали всего двадцать долларов? Если ответить, что съел больше обычного или, к примеру, сходил выпить чаю с коллегами, жена тем более не обрадуется и будет потом целый день твердить ему про сердце, про давление и про атеросклероз... Наверняка до ночи будет читать ему нотации, вплоть до половины одиннадцатого, когда настанет время гасить свет, да впрочем она и в темноте заставит его встать и выпить крепко заваренного пуэра.

Но и это ещё не всё. Наверняка, пока он будет выслушивать нотации от жены, мама будет нахваливать такую замечательную невестку: ведь именно жена настояла, чтобы его мама жила вместе с ними. Это она, его супруга, воспитывает послушного сына. Это она в состоянии загнать сына домой ужинать ещё до 6:30, прежде чем зазвучат позывные вечернего выпуска новостей. Это она настаивает на том, чтобы он каждый день пил крепкий чай, занимался спортом, ел разнообразные овощи, рано ложился спать и рано вставал, это она следит как за состоянием его духа и тела, так и за его успехами. Это она на протяжении всех этих лет помогала ему править работы и побуждала его писать по одной статье каждые два месяца, что и способствовало его стабильному повышению по службе. Благодаря её стараниям оба внука каждый раз по результатам экзаменов попадали в пятёрку лучших учеников, что составляло предмет её гордости. Это она поддерживает благосостояние семьи: ежегодно после уплаты налогов ещё удаётся накопить на банковском счету 400 тысяч долларов. Это она в парке пользуется самым большим авторитетом. У него такая прекрасная супруга, есть сын, Мария и двое внуков (как это прекрасно, есть и внук и внучка), у каждого своё место, и, не считая кабинета, весь дом всегда чисто прибран, нигде ни пылинки. Кроме того, когда в госпитале "Тунва" и в фондах по сбору благотворительных средств проводятся благотворительные вечера, там неизменно делаются пожертвования от имени «госпожи Су». Хотя она и сама не знала, её ли подразумевали под этим именем, но все её товарищи по утренней гимнастике в парке думали именно так, и этого было достаточно.

Итак, каким же образом эта прекрасная женщина определяла сумму, которая ежедневно положена профессору Су? Двадцать долларов на завтрак, который обязательно должен включать отруби. Тридцать пять долларов на обед, иногда можно съесть лёгкие закуски, но ни в коем случае не утиные грудки и не говяжьи отбивные. Что касается расходов на проезд, супруга собственноручно пополняла его транспортную карту каждую неделю. Деньги на мобильный телефон она тоже клала сама — поэтому никогда не случалось лишних расходов. Газеты? Мы уже упоминали об этом выше, и в общем, не было новостей, о которых бы профессор не узнал. Оставшиеся после завтрака и обеда 45 долларов необходимо было вечером вернуть жене, если в течение дня не случалось каких-либо других расходов. Жена ежедневно подводила баланс, и оставшиеся деньги переходили в сумму, которую он получит на расходы завтра. Что имелось в виду под «другими расходами»? Например, жена звонила ему на мобильный и просила по пути домой купить бутылку соевого соуса, для таких «экстренных случаев» и использовались оставшиеся деньги. Но сегодня, когда он вернётся домой, жена недосчитается двадцати долларов. Что ей сказать?

Профессор проголодался ещё до того, как подошло время обеда. Он окольными путями пробрался в студенческую столовую (сами студенты называли это место «тухлой столовкой»), купил ананасовую булочку и стакан медового напитка с лимоном — ах, нет, он внезапно передумал, и попросил на кассе: «Простите, дайте мне кофе». Пересчитал на пальцах. Получилось чуть меньше двенадцати долларов, так что у него даже осталось несколько лишних долларов и время на то, чтобы перекусить! При этой мысли и ананасовая булочка, и кофе стали вдруг сладкими на вкус.

На следующий день профессор Су снова встал пораньше и постарался оказаться на рабочем месте до того, как придёт Хэцзе. На этот раз он нарочно вынул из кармана пять двадцатидолларовых купюр. Но как это так получилось, что они совсем не помялись? Он немножко помял их в руках и как можно небрежнее бросил на стол. Потом взял из этой кучи одну двадцатку и торопливо вышел. Выходя из лифта, он увидел вдалеке Хэцзе с ведром воды и с тряпкой, она направлялась к его кабинету.

Когда он вернулся в кабинет, сразу пересчитал купюры. Эй, почему она сегодня ничего не взяла? Наверно решила, что если брать каждый день, будет слишком заметно. Он решил про себя, что завтра попробует ещё раз. В этот день он снова взял на обед булочку, но не стал брать кофе. Вчера вечером он долго не мог уснуть, возможно, из-за выпитого за обедом кофе - он и сам не знал точно.

На четвёртый день это произошло снова. В этот день профессор Су оставил на столе сто сорок долларов, включая деньги, которые он сэкономил на обедах в предыдущие два дня. Оставив себе двадцать долларов, он смял остальные шесть купюр и бросил кучу на стол, а затем ушёл в столовую. Там он скоротал час за чтением книги.

Так проходил день за днём, и пропажи стабильно происходили раз в несколько дней. Единственной, кто имел доступ в его кабинет, была Хэ Цзе, поэтому уже не нужно было никаких доказательств, что именно она была воришкой, она, эта женщина, благодаря которой профессор Су чувствовал, что жизнь обрела новый смысл. Теперь, когда всё было очевидно и история потеряла интригу уже не станет увлекательным детективным романом. Однако профессор Су, направляясь к метро, украдкой улыбался про себя, словно это он помогал Хэ Цзе постоянно добиваться успеха и при этом быть уверенной, что никто ничего не знает и не замечает. Кроме того, и сам он добился небывалой победы: ему удавалось так ловко дурачить свою проницательную и экономную жену. Этой победе он радовался даже больше, чем когда получил грант на одно крупное исследование.

Но вскоре профессор Су забеспокоился и начал спрашивать себя, зачем он так поступает. В конце концов, воровство — это плохо, почему он поощряет Хэ Цзе, которая этим занимается? Иногда за этими мыслями он ощущал, каким отвратительным стал привкус отрубей, и жалел о том, что делал. Однако вспомнив слова Хэцзе о том, что на двадцать долларов можно накормить целую семью, он снова приободрился. Разве это не самая благородная причина? Но в следующий момент профессор снова нахмурился. Он прекрасно осознавал, что делал это не из желания помочь Хэцзе накормить её семью. Ему хотелось проверить, сможет ли он так жить, и в результате случайно получилось, что у него установились такие необычные односторонние отношения с посторонним человеком. Он увлёкся экспериментом.

Закончился учебный год, профессор Су не только работал над собой и достиг успехов,  но и тайком откладывал остававшиеся от обедов деньги, накопленная сумма всё росла, а куча предметов, которые он оставлял на столе, становилась всё больше и разнообразнее. Иногда на столе появлялась ещё и огромная гора монет. Он завёл тетрадь, куда каждый раз записывал, сколько взяла Хэ Цзе, и это занятие стало одной из главных радостей в его повседневной жизни. Сейчас общая сумма взятых Хэцзе денег составляла более тысячи долларов. Профессор Су задумался, как бы он потратил эту сумму, если бы она осталась в его распоряжении. На покупку компьютера явно не хватит, но вполне достаточно, чтобы купить красивое пальто или хороший портфель. Хотя он никогда не сможет в действительности купить себе эти вещи, но даже сами мысли доставляли ему удовольствие. Жизнь его постепенно обрела вкус и даже, можно сказать, смысл. Самое интересное то, что, когда он встречался с Хэ Цзе, они приветствовали друг друга как ни в чём не бывало.

Однажды в конце рабочего дня Хэ Цзе зашла к нему в кабинет и сообщила, что собирается увольняться. «Неужели брала деньги ещё у кого-нибудь в кабинете и её застукали?» - испугался профессор. Да не может быть, неужели ей было недостаточно того, что она брала у меня? По правде говоря, он где-то в глубине души всегда боялся этого дня, ведь тогда ему придётся прервать свою увлекательную игру. Но в то же время он ожидал, что это произойдёт и что рано или поздно ей придётся отвечать за проступок. Однако её увольнение, как оказалось, связано с радостным событием. Она рассказала профессору, что её сын через несколько месяцев выпустится из Гонконгского университета и станет юристом-практикантом, так что ей не нужно больше работать за пять тысяч долларов в месяц.

"Значит вы уходите на пенсию?" - у профессора стало очень тяжело на душе. Он стал копаться в себе в поисках причины своих переживаний. Может его расстраивает осознание того, что деньги к нему уже не вернутся? Но он же изначально не был настроен, что их ему вернут, тогда из-за чего теперь расстраиваться? Или, быть может, ему жаль, что он что больше не увидится с этой сотрудницей, к которой привык за столько времени? Тоже нет! Он никогда к ней не относился как к коллеге. Она объект его эксперимента, только и всего. И это тоже не имеет никакого значения, ведь он никогда не задумывался о том, что она думает и чувствует. Его больше всего заботило наблюдение за собственными ощущениями и за мельчайшими переменами, которые происходили в его душе. Благодаря ей он смог взглянуть на свою жену снизу вверх, а не наоборот, и добиться кое в чём успеха, ему удалось, прикрывшись добрыми намерениями, одурачить жену и при этом сделать вид, что он ничего не знает. Откровенно говоря, всё это делалось ради развлечения. Ведь такие люди, как он,  всегда живут по правилам, выпустившись из университета, они снова приходят в университет и, наконец, из университета уходят на пенсию, - они никогда толком не развлекались. На профессора вдруг волной накатила нестерпимая печаль. Не его собственная инициатива толкнула его начать эту игру и не он выбирал, когда её закончить, но и никто его к этому не принуждал. Он поборол свои переживания и ответил Хэ Цзе:

  • Поздравляю вас! Ваш сын поистине обладает талантом!

Хэ Цзе потупилась. Она подняла с земли огромный бумажный пакет, в котром лежала коробка шоколадных конфет, и смущённо сказала:

  • Профессор Су, спасибо вам за то, что всё это время заботились о нас, я вам искренне благодарна. За последнее время вы сильно похудели, пожалуйста, берегите себя.

Профессор даже не испытал удивления. Он уставился на стоявшую перед ним женщину, похожую на крестьянку, до него вдруг дошло, каким всё это время видела его она!

  • Ну что вы, что вы, я же ничего не сделал!

На глазах Хэ Цзе вдруг появились слёзы, и чтобы скрыть своё волнение, она заулыбалась и проговорила:

  • Вы прекрасный человек, все в университете считают вас самым добрым и благородным. Ну я пойду. - Она кивнула головой и попятилась к двери, словно собираясь отвесить поклон.

На следующий день декан факультета созвал экстренное заседание, на котром сообщил сотрудникам о том, что Хэ Цзе уволена. Декан спросила сотрудников, не пропадали ли у кого-нибудь вещи. Все ответили отрицательно, они были удивлены таким вопросом и дали Хэ Цзе самые лестные характеристики. После собрания профессор Су подошёл к декану и очень тихо, на ухо, поинтересовался:

  • Как это обнаружилось?
  • Вы ещё спрашиваете! Через вас и обнаружилось! Кто же так деньги разбрасывает! Как-то раз утром я пришла к вам по какому-то делу, открыла дверь и увидела, как она берёт у вас со стола деньги. Она не стала отпираться, я же поймала её споличным.

Профессор чуть было не спросил: «Что же вы сперва не постучались?», но в итоге только пробормотал:

  • В такое тяжёлое время остаться без работы...
  • Не беспокойтесь, такие люди, как она, везде деньги найдут.

Профессор покачал головой. Проводив декана, он вернулся в свой кабинет, запустив руку в карман брюк, вынул оттуда сэкономленную пятидолларовую монету, легонько подбросил её в воздух и хотел поймать, но монета отказалась приземляться на ладонь и со звоном упала на пол. В это время позвонила жена, попросила после работы купить корень имбиря на пять юаней. Профессор Су радостно поддакнул, с телефоном в руке наклонился и поднял с пола монету - словно согнулся в глубоком поклоне. 

Перевод Анны Труновой

«Южный Китай», 16.07.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.