Словарь 翻译
Погода
  • 20 °C Гонконг
  • 17 °C Гуанчжоу
  • 18 °C Шэньчжэнь
  • 9 °C Макао
  • 26 °C Санья
  • 27 °C Сингапур
  • 7 °C Пекин
  • 8 °C Шанхай
  • 13 °C Сиань
  • 12 °C Чунцин
  • 6 °C Москва
  • 1 °C Санкт-Петербург
  • 3 °C Екатеринбург
5 апреля 2020, воскресенье, 02:59 (Гонконг)

Квототорговцы и экокартели: как мировое сообщество пытается продать Пекину чистый воздух

Объявление высшего уровня опасности загрязнения атмосферы в Пекине произошло некстати для климатической дипломатии Китая – на этой неделе в Париже проходит второй этап Климатической конференции COP21 в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата и совещания по Киотскому протоколу. Конференция должна определить экологическое будущее индустриально развитых стран и стран с переходной экономикой, и прежде всего судьбу Китая. Проще говоря, вторая экономика мира должна, по мысли цивилизованных стран, взять на себя экологическую ответственность в виде налога на чистый воздух. Китай, естественно, сопротивляется, что однако не мешает ему развернуть такую же систему "экологической дани" внутри страны.

В Париже

В ходе конференции, китайские дипломаты попытались заблокировать некоторые предложения в проекте соглашения. По сообщению Financial Times, Пекин предложил более обтекаемые формулировки системы отчетов о сокращении выбросов парниковых газов и государственных планов по изменению климата. Китай поддержал идею проведения общего мониторинга докладов стран, которые обязуются каждые пять лет обновлять цели по сокращению выбросов парниковых газов, однако настаивает на том, что обновление показателей должно проводиться на добровольной основе. Кроме того, китайские дипломаты выступили против идеи введения обязательств по обеспечению финансовой поддержки развивающихся стран по борьбе с загрязнением атмосферы. 

Определенный ООН в 1992 году к группе развивающихся стран, Китай, наряду с Индией и другими развивающимися странами с крупной долей выбросов углекислого газа в атмосферу, в настоящее время не обязан регулярно предоставлять отчет ООН о планах по сокращению выбросов углекислого газа, имеющий обязательный характер для индустриальных стран. Кроме того, Китай также не заключал обязательств по выполнению соглашений Киотского протокола - первого международного соглашения по сокращению выбросов парниковых газов, созданного по механизму международной торговли квотами. С 1992 года утекло много воды и сегодня Китай - вторая экономика мира, которая, однако, не спешит брать на себя экологические обязательства.

Треть мировых выбросов приходится на Китай

Китай является крупнейшим государством по доли выбросов углекислого газа в атмосферу. Уже к 2009 году годовой уровень выбросов CO2 Китая достиг 7,7 млрд ​​тонн и составил около четверти общемирового объема. В 2013 г. на страну приходилось около 60% выбросов углекислого газа всего Азиатского региона, а в 2014 году на долю промышленного Китая пришлось 27 % общемировых выбросов углекислого газа, что в разы превосходит догоняющую его Индию, доля которой составляет лишь 7%. Для сравнения, доля России - 5%.

Несмотря на это, за последние двадцать лет Китай предоставил лишь два доклада ООН о планах по сокращению выбросов, при этом последний из них был передан в организацию в 2012 году с данными за 2005 год.

На фоне ухудшающейся экологической ситуации в стране, политическое руководство Китая делает громкие заявления о намерениях улучшения ситуации - в сентябре 2015 года во время встречи с Бараком Обамой председатель КНР Си Цзиньпин объявил о сокращении объема выбросов углекислого газа на единицу ВВП на 50-60 процентов к 2030 году, по сравнению с уровнем 2005 года. В ноябре 2015 года специальный представитель КНР по вопросам климатических изменений Се Чжэньхуа заявил о создании торговой площадки квот на выбросы парниковых газов в 2017 году. В пяти городах и двух провинциях Китая - Пекине, Шанхае, Тяньцзине, Чунцине, Шэньчжэне, провинции Гуандун и Хубэе уже открыты пилотные биржи (碳排放交易) по торговле квотами углекислого газа, общий объем торговли которыми составляет 40,24 млн тонн. Цена на тонну выброса колеблется от 20 до 50 юаней (200-500 рублей).

Торговля квотами на «чистый воздух» в рамках ООН представляет из себя налог нового типа – экологический, который формирует также и новый рынок – рынок по торговле квотами на промышленное загрязнение. Угле- и нефтедобывающие страны, а также страны с развитой тяжелой промышленностью, в перспективе должны будут выплачивать «экологическую дань» в пользу более развитых и экологически чистых стран, а также субсидировать правительства стран с абсолютным отсутствием тяжелой промышленности, к которым, например, относятся страны Африки.

До сегодняшнего дня Китай и Индия не брали на себя обязательств по сокращению выбросов, считаясь развивающимися странами. Однако статус второй экономики, которого добился Китай, обойдя по целому ряду показателей другие страны мира, в том числе и ряд стран ЕС, требует от него новых обязательств, в том числе и экологической ответственности перед миром. Нежелание Китая, на которого приходится практически треть всех выбросов, платить поборы в цивилизованную Европу, очевидно, и по сути составляет один из ключевых вопросов, которые вызывают трения между ЕС и Китаем.

Среди выгодополучателей от принятия Китая обязательств развитой экономики в рамках Киотского протокола в первую очередь соседняя Япония и Индия. Первая построила у себя современную атомную энергетику, на долю второй приходится лишь 7% выбросов CO2. Именно Япония и Индия получат максимум от продажи своих квот загрязняющему атмосферу Китаю.

Впрочем, и внутри Китая есть свои квотокартели, крайне заинтересованные в нагнетании экологического вопроса и торговли квотами внутри страны, а также ведущее серьезное противостояние с угледобывающей отраслью, производителями стали, бумаги, цемента, а также сильными лоббистскими группами в китайской политике, которые сложились за последние 20 лет первичной индустриализации китайской экономики.

Чистый бизнес

Выгодополучатели этого бизнеса провинции – с самым чистым небом – провинция Гуандун – центр атомной энергетики и провинция Хубэй – место расположения гидроузла Санься. В перспективе своими квотами может активно торговать провинция Шэньси, родина нынешнего генсека, в которой создается центр геотермальной энергетики. Еще одним бенефициаром торговли воздухом станут проекты экологически чистой энергии – тесно связанные с Госсоветом КНР компании солнечной и ветряной энергетики. Именно по вопросам торговли квотами от экологически чистых провинций и производств происходит тесный симбиоз крупнейших групп влияния в Китае. 

Сегодня суммарный объем торговли квотами составил 1,3 млрд юаней – за 46 млн тонн углекислого газа.  Если учесть, что совокупные выбросы Китая в 2014 году по оценкам ООН составили около 10 млрд тонн,  то при цене квоты за тонну CO2  от 20 до 80 юаней речь может идти о формировании рынка квот объемом от 200 до 800 млрд юаней, что сопоставимо с рынком питьевой воды, табачным рынком или рынком продовольствия. 

Учитывая, что квоты выдаются по весьма условным критериям, которые далеки от точности и совершенства, но близки к Госсовету КНР, определяющему критерии объема квот на то или иное предприятие, то экологическая политика становится не только средством масштабного извлечения прибыли, но и серьезным инструментом влияния на развитие экономики КНР , а также конкурентной борьбы предприятий Китая на внутреннем рынке.

Экологический картель в Китае имеет отчетливые черты принадлежности к политической группе китайского «комсомола» и связанными с ней группами пекинского Университета Цинхуа и бывшим генсеком Ху Цзиньтао.

Нынешний министр охраны окружающей среды Чэнь Цзинин получил министерский пост в феврале этого года. Важно отметить, что до этого он три года работал ректором Университета Цинхуа, и никогда не участвовал в какой-либо производственной работе за пределами университета. Этот же университет закончил Се Чжэньхуа – один из руководителей Комитета по реформам и развитию Госсовета КНР – который сегодня возглавляет китайскую делегацию в Париже.

Группа «комсомольцев» географически привязана к поясу реки Янцзы, и проекту гидроэлектростанции в провинции Хубэй, последнюю курирует лично премьер Госсовета также «комсомолец» Ли Кэцян. На вопросах «экологического строительства» тесно заинтересован целый ряд различных сил политической палитры Китая – здесь и «провинция чистого неба» и атомной энергетики Гуандун, и геотермальная провинция Шэньси и ряд других сил. 

Ключевую роль в лоббировании «экологического рынка» в Китае, играют не только СМИ, не без оснований заявляющих об экологической угрозе, но и непосредственно Метеорологическое управление страны. Прогноз погоды тоже может стать элементом политического влияния – если вы также выставляете уровни экологической угрозы.  

Не последнюю роль в давлении на экологическую делегацию в Париже оказал факт объявления в Пекине первого за его историю «красного уровня» экологической угрозы. Этот медиа-повод серьезно пошатнул позиции китайского делегации, защищающей Китай от обложения экологической данью. Объявление «красного уровня» выглядело еще более странным, если учесть, что загрязнение составляло лишь 250 мкг на кубометр воздуха – к такому уровню загрязнения в Пекине привыкли давно, и уж тем более, что оно не идет ни в какой сравнение с 1200 пунктами, которые были зафиксированы шесть лет назад.

Погодой в Китае «управляют» «шанхайцы» - Управление метеорологии Китая возглавляет выходец из провинции Цзянсу Чжэн Гогуан, а Управление метеорологии Пекина возглавляет выходец из соседней провинции Чжэцзян - Яо Сюэсян. Оба они работали в Нанкинском управлении метеорологии (провинция Цзянсу, Шанхай). Как и в случае с включением юаня в корзину МВФ, у шанхайцев наблюдается поразительная солидарность с международным сообществом по вопросам вовлечения Китая в орбиту международных обязательств.

Татьяна Трухина, Виктор Нечаев

«Южный Китай», 10.12.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.