Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 57.73 RUB
  • 1 USD = 6.21 CNY
  • 1 CNY = 92.87 RUB
  • 1 HKD = 7.47 RUB
  • 1 SGD = 42.09 RUB
Погода
  • 21 °C Гонконг
  • 22 °C Гуанчжоу
  • 22 °C Шэньчжэнь
  • 21 °C Макао
  • 24 °C Санья
  • 27 °C Сингапур
  • 17 °C Пекин
  • 15 °C Шанхай
  • 16 °C Сиань
  • 22 °C Чунцин
  • 0 °C Москва
  • 2 °C Санкт-Петербург
  • 1 °C Екатеринбург
30 марта 2015, понедельник, 23:01 (Гонконг)

Китай - север или юг?

Остров Хайнань, Южный Китай Остров Хайнань, Южный Китай

Из далекой европейской части России миллиардный, протянувшийся от Амура до Меконга, Китай кажется однородным колоссом, таким же  монолитным, как и непонятным – насколько может быть непонятна китайская речь.  Огромное желтое пятно на карте, разрезанное синими полосками рек Хуанхэ и Янцзы – вот совокупный образ Китая среди наших соотечественников. Но соответствует ли этот образ реальности?

Подумать только, ведь все население многообразной Европы  составляет лишь чуть больше трети от населения Китая, а история Европы на полторы тысячи лет короче, чем история Китая: когда Европу в VI веке до н.э сотрясала битва между греками и персами при Фермопилах, в которой  участвовало целых 200 тысяч человек(и 7 тысяч со стороны Греков), некие малоизвестные европейцам царства Чу и Цинь выставляли на сражение миллионные армии. Очевидно, что Китай – это не просто страна, а целая цивилизация, равная совокупной западной цивилизации, от США до России, включая и арабский восток и ветхозаветную Палестину. Поэтому и изучать Китай надо не как одну страну – а как совокупность множества культурных областей, которые на данный момент объединены политически, экономически и письменно в единое пространство – Китайскую Народную Республику. И если переводить название этого государство близко к смыслу – «Центральной китайской народной республики», где нация не передана этнонимом «ханьцы» 汉族(漢族),а передана нейтральным для всех этнических общностей Китая  словом «хуа» 华(華)- который по значению близок к понятиям «цветок», «цветной», «цветущий». Термин совершенно нейтральный, такой же нейтральный как понятие «советский» и не относит нас к определенно к какой-либо национальности, ведь советские люди жили и в Грузии и в Казахстане.

И если вы спросите китайца – что значит быть «китайцем» («человеком центрального государства» 中国人) – он ответит просто – надо знать иероглифы и есть палочками – и это будет не шутка. Но почему же тогда пекинец, приезжая в Гуанчжоу не может понять, о чем говорят люди на  Пекинской улице, а южанин будет тщательно подбирать и выговаривать слова, чтобы пекинец правильно понял цену на товар и сделка счастливо состоялась к удовольствию обеих сторон?

Почему по-русски чай, пришедший из Китая называется «чай», а по-английски тот же чай, пришедший как будто бы из того же Китая, называется tea (ти)? Китай совсем не однороден – если быть предельно откровенным – Китай еще более разнороден, чем Европа от Лиссабона до Москвы.

Условное деление Китая для многих китайцев проходит по реке Янцзы, которую они называют Чанцзян, «Длинная река». Считается, что к северу от Янцзы – Север, там топят зимой, и едят лапшу, говорят на северном диалекте, а к югу от Янцзы – Юг, там не топят зимой, едят рис,  и говорят на южном диалекте. Таковы представления основной массы китайцев, которые живут… в Пекине, и не выезжают за пределы пятого пекинского кольца. Автор этой статьи имел счастье побывать в 200 км севернее Янцзы и наблюдать совершенно непохожий на пекинский диалект, видеть, как люди едят рис, и мерзнуть в неотопляемых домах (потом экспериментальным путем было выяснено – что в Китае центральное отопление существует только там, где есть дешевый уголь и, конечно же, в Пекине).  Получается, что и это деление не соответствует действительности? Где же искать истину?

Известно, что самое главное для китайца – это еда, не случайно в китайском языке существует два десятка специальных глаголов для обозначения способов приготовления пищи, обед – священное время, а названия для блюд соперничают в поэтичности с названием великих романов древности. Один мой знакомый китаец шутил: «Еду с семьей в Японию – всего на две недели, на больше не смогу с собой привезти еды из Китая». Кантонцы, приехавшие в Пекин, ходят есть в кантонский ресторан, а пекинскую кухню обходят стороной.

Вопрос китайца «а что вы едите в России?» не праздный, а вопрос о самом сокровенном – что вы за человек? Если вы едите больше лапши и хлеба – вы больше похожи на северных китайцев, если же больше риса – то вы ближе к южным китайцам. Выходит, по кухне можно по-настоящему понять – а какие китайцы есть в Китае – и сколько этих культурных групп.Пытливый читатель слышал, что в Китае не одна кухня, а как минимум две: «обычная» и «острая» - сычуаньская.  На самом деле, в Китае 8 основных кухонь (八大菜系): шаньдунская лу-цай 鲁菜, сычуаньская чуань-цай 川菜, кантонская юэ-цай 粤菜, сучжоуская су-цай苏菜, фуцзяньская минь-цай  闽菜, чжэцзянская чжэ-цай 浙菜, хунаньская сян-цай 湘菜, аньхойская хой-цай 薇菜, среди которых главными являются  шаньдунская, сычуаньская, сучжоуская и кантонская. 

Получается, что среди китайцев есть как минимум четыре очень большие группы – которые сохраняют свою культурную идентичность – северяне, шанхайцы (сучжоусцы), сычуаньцы и кантонцы, а также еще с десяток других культурных групп, которые также имеют свою яркую индивидуальность, но не настолько известны, как эти четыре. Более того, все эти четыре группы имеют свои диалекты совершенно непохожие фонетически, лексически, а в случае кантонского диалекта – и грамматически.  Так на кантонском диалекте вопрос «Ты где?» будет звучать – «лэй бинь до?», а на северном: «ни цзай нар?». На четырех диалектах слово «человек» будет звучать как «жэнь»(северный диалект и сычуаньский), «ям» (кантонский), «инь» (шанхайский).

И культурные особенности разных китайцев не ограничиваются языком и кухней – они до ходят до привычек, сфер деятельности, религии и мировоззрения. Так пребывая из жаркого, тропического Гуанчжоу, где прямо в центре города высится огромный католический костел, в холодный, по военному строгий Пекин – понимаешь, ты приехал даже не в другую страну – на другую планету.

Двухметровые патрульные вышагивающие по Чан-ань цзе в Пекине поражают своим ростом и резко контрастируют с невысокими жителями горного Южного Китая – и действительно, Север – это больше равнина и мощная медленная река Хуанхэ, а Юг – это страна невысоких гор, извилистых речушек и рек, многочисленных озер, морского побережья. На севере едят баоцзы (пампушки с мясом и без), пельмени, много мяса и лапшу, а на прибрежном юге – рис и морепродукты.  На юге температура редко падает ниже +6 градусов даже в «суровый февраль», на севере же свирепствует пурга. Южане не боятся воды, учат своих детей плавать, любят праздник «Драконьих лодок», на Севере воды боятся и избегают. Таковы лишь самые очевидные отличительные особенности двух полюсов китайской действительности, которые сразу бросаются в глаза, и конечно же, деление на Юг и Север, не окончательное, а самое первое, очевидное деление: ведь в сущности культурных регионов тут гораздо больше чем два, но Юг и Север составляют две крайности этого «пестрого одеяла.

На юге процветает торговля, и присущая ей открытость, любезность, изобретательность, влекущая за собой хаотичность и вседозволенность, на севере – господствует военно-чиновничий аппарат: в чести воинская доблесть,  строгость, молчаливость, знание канонов конфуцианской мудрости. Идеал Юга – роскошь, идеал Севера – Власть. На юге – «гость» - значит желанный клиент, на севере – опасный пришелец, которому не место на твоей земле. На Севере – буддизм и даосизм, на Юге – модное христианство. Один из центров Южного Китая – Гонконг позволяет себе политические вольности, а ее публичные деятели позволяют говорить о себе: «Да, мы гонконгцы – мы не такие как остальные китайцы, и для остальных китайцев – мы предатели, но мы настолько далеки от политических игр, что нам всё равно, и так будет всегда».

Юг мягок и приветлив во всем – официанток тут подзывают словом «красавица» (靓女лян-ню/кантонское: лён-ной),  а официантов «красавчик»,  вопреки черствому  обращению на севере – «обслуживающий персонал» (服务员 фу-у-юань).

На Юге ценят «прозрачность» деловых отношений – все детали долго и тщательно обсуждаются заранее, особенно цена, и потом уже от этих деталей не отступают, и после долго сотрудничества с клиентом его начинают считать другом и доверять ему,  на Севере же вначале происходит братание, а цена называется, когда мышка попала в мышеловку. Южане – осторожны, Северяне – храбры.

С тех пор, как в далекой древности великая китайская династия Тан пала под ударами кочевых племен с севера, огромная волна миграции китайского населения устремилась на юг – и Юг наследовал утонченность и элитарность богатейшего государства мира, а Север вобрал в себя воинскую культуру кочевников Великой Степи, с тех самых пор – южане и северяне взаимно не признают друг за другом право считаться настоящими китайцами, и их спор длиться до сих пор.

Так и приходит на ум строчки из Редьярда Киплинга: «Восток – это Восток, Запад – это Запад и вместе им не сойтись», только в случае с Китаем слова «восток и запад» хочется заменить на «север и «юг», который в новейшей истории Китая буквально цементируется потоками внутренней трудовой китайской миграции и волной изучения общего литературного языка – путунхуа. 

 Николай Вавилов, "Русская Азия", сент.2013

"Южный Китай", 27.07.2014

 

На главную

"Южный Китай" в соцсетях
Опубликовать вашу новость
Поделиться
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.