Словарь 翻译
Погода
  • 29 °C Гонконг
  • 29 °C Гуанчжоу
  • 30 °C Шэньчжэнь
  • 20 °C Макао
  • 29 °C Санья
  • 31 °C Сингапур
  • 24 °C Пекин
  • 27 °C Шанхай
  • 28 °C Сиань
  • 34 °C Чунцин
  • 24 °C Москва
  • 18 °C Санкт-Петербург
  • 15 °C Екатеринбург
11 сентября 2019, среда, 16:56 (Гонконг)

Ядерная весна: Китай переживает бум атомной энергетики

Ядерная катастрофа на АЭС Фукусима в Японии спровоцировала глобальный кризис доверия к ядерной энергетике. Германия постановила полностью отказаться от использования энергии атома к 2022 году, Франция решила снизить долю АЭС в структуре национального энергообеспечения с 75% до 50%, во многих странах под вопросом оказалось будущее программ по освоению мирного атома. Это позволило наиболее радикально настроенным наблюдателям говорить о том, что «ядерная эпоха» в ТЭК подходит к концу.

Китай на этом фоне стоит особняком: спустя считанные дни после аварии на Фукусиме, Госсовет КНР вселил оптимизм в ядерщиков, подчеркнув: атомной энергетике в Поднебесной не только быть, но и быстро развиваться. Многие сходятся во мнении, что иного решения попросту не могло быть принято, ведь строительство АЭС служит достижению многих стратегически важных целей развития КНР. Стране нужно поспевать за стремительно растущим спросом на электроэнергию: по прогнозам, к 2020 году экономика КНР будет потреблять вдвое больше тока, чем в году 2011-м. Вместе с тем, удовлетворить эти аппетиты невозможно за счет развития традиционной угольной энергетики, которая на сегодня обеспечивает порядка 70% энергопотребления в стране. Дело в том, что Китай намерен снизить долю угольных ТЭС в системе национального энергоснабжения. Это решение принято в связи с тем, что чрезмерное количество угольных станций наносит непроправимый ущерб экологии. ТЭС являются крупнейшим эмитентом парниковых газов и других вредных соединений, а Госсовет КНР поставил задачу к 2020 году на 50% снизить объем их выброса на производство единицы ВВП по сравнению с 2005 годом. Выполнение этой задачи предполагает стремительное развитие альтернативной энергетики. В этом направлении ставка делается именно на строительство АЭС, ведь ресурс развития гидроэнергетики в КНР практически исчерпан, а освоение энергии солна и ветра пока неспособно обеспечить нужных масштабов поставок электричества.

На сегодня в Китае действуют 17 атомных реакторов мощностью 14,76 млн КВт. Они обеспечивают порядка 1,2% национального энергопотребления – небольшой показатель. Вместе с тем, Поднебесная стоит на первом месте в мире по темпам развития ядерной энергетики: строятся еще 28 энергоблоков общей мощностью 28,3 млн КВт, на их возведение в общей сложности будет потрачено порядка 1,2 трлн юаней (более 190 млрд долларов). Уже к 2015 году общая мощность установленных в КНР атомных реакторов достигнет 42 млн КВт, а к 2020 этот показатель будет удвоен. АЭС будут удовлетворять уже 5% энергетического спроса в КНР, и  это не предел, заявляют ядерщики, напоминая, что среднемировой показатель доли ядерной энергетики в системе энергоснабжения – порядка 16%.

Фукусимская катастрофа все-же внесла определенные коррективы в стратегию КНР по освоению мирного атома. Власти дали оперативное распоряжение заморозить строительство всех новых АЭС до тех пор, пока не будут получены гарантии максимальной безопасности на объектах ядерной энергетики. На уже действующих по стране ядерных станциях срочно стартовали усиленные проверки. Только на сооруженной при помощи российских специалистов Тяньваньской АЭС было проведено 8436 тестов оборудования. Власти выделили 12 млрд долларов на повышение безопасности на работающих и строящихся АЭС. Было проведено небывало большое количество учений по ЧС на атомных станциях: 280 в 2012 году. Наконец, незамедлительно стартовала разработка нового плана обеспечения безопасности на объектах ядерной энергетики и реагирования на возможные аварии. Документ был утвержден Госсоветом КНР 30 июня 2013 года. Хотя полный свод всех протоколов безопасности, по понятным причинам, так и не стал достоянием широкой общественности, один из китайских атомщиков сообщил, что «предполагается значительное понижение риска аварий на АЭС примерно с 0,01% до 0,001%».

Была также оптимизирована административная структура реагирования на чрезвычайные ситуации в ядерной сфере. Сегодня за это отвечает Национальный координационный комитет по ядерным ЧС, который состоит из представителей 24 министерств и ведомств Госсовета КНР и Народно-освободительной армии Китая. Каждое из подразделений контролирует свою часть работы. Например, министерство охраны окружающей среды создало сеть мониторинга утечек радиации, госкомитет по демографической политике и плановому деторождению – сеть распространения противорадиационных препаратов. Власти выделили миллиард юаней (163 миллиона долларов) на создание четырех  национальных центров техподдержки и восьми команд оперативного реагирования на случай кататсроф на АЭС, их филиалы действуют в 16 провинциях и городах центрального подчинения КНР. Кроме того, создан парк из 60 мобильных станций мониторинга радиоактивных утечек.

На работы по повышению гарантий безопасности ядерных реакторов ушло около года – лишь после этого власти сняли мораторий на возведение АЭС. Официально запрет был отменен в октябре 2012 года. Однако де-факто программа развития ядерной энергетики была разморожена еще в феврале того года, когда Харбинская электроэнергетическая компания стала получать новые заказы на комплектующие для АЭС, а инсайдеры распространили информацию о возобновлении работ на площадках строящихся реакторов в провинции Чжэцзян.

Впрочем, зеленый свет был дан далеко не всем осуществлявшимся ранее проектам, а только тем, которые предполагают создание АЭС на морском побережье. Программы по строительству ядерных мощностей вглуби материка остановлены на неопределенное время. В частности, отменено строительство атомных станций в пров Хунань, Хубэй и Цзянси, на возведение которых уже было израсходовано более 10 млрд юаней (более 1,5 млрд долларов). Лобби против строительство АЭС вдали от побережья в КНР очень сильное. Один из его выдающихся представителей – уважаемый ядерщик Хэ Цзосю, который участвовал в разработке первой китайской атомной бомбы. «Нет такой вещи, как абсолютно безопасная ядерная станция, - подчеркивает он. – Японцам повезло: они смогли сбросить огромное количество радиоактивной воды в океан. Если катастрофа, подобная фукусимской, произойдет вдали от побережья и будут загрязнены подземные воды – это обернется небывалой катастрофой».

Неожиданные проблемы в осуществлении программы развития ядерной энергетики были созданы простыми китайцами, которые после фукусимской катастрофы пуще огня боятся мирного атома. Так, властям города Цзянмэнь в провинции Гуандун  (Южный Китай) летом 2013 года пришлось отказаться от проекта строительства завода стоимостью шесть миллиардов долларов по обогащению урана в связи с многочисленными протестами местных жителей. У здания муниципального правительства собрались более тысячи людей, уверенных в том, что завод отравит радиацией местные реки и почву. Многие несли транспаранты «Мы хотим здоровых детей, а не радиацию». Чтобы как-то успокоить сограждан, энергетики решили допустить на атомные станции «народных контролеров». Так, Китайская генеральная корпорация атомной энергии в августе объявила об открытии своих предприятий для экскурсий. В частности, можно будет посетить одну из крупнейших в Китае АЭС Даявань в провинции Гуандун. Скорее всего, этому примеру последуют и другие АЭС, количество которых уже начало расти после снятия эмбарго на осуществление проектов ядерной энергетики.

В конце 2012 - начале 2013 года в Китае уже произошло три знаковых события в этой области. Первый после возобновления национальной программы освоения атома реактор был запущен 17 февраля 2013 года в городе Далянь провинции Ляонин – он заработал на атомной станции Хунъяньхэ, где к 2015 году будет действовать уже четыре энергоблока, а к 2017 - шесть. Это первая АЭС на северо-востоке Китая. Она интересна тем, что для охлаждения реакторов на ней впервые в Китае будет использоваться очищенная от соли морская вода.

В декабре 2012 Китай начал строить первый в мире реактор с характеристиками 4 поколения в провинции Шаньдун, на станции Шидаовань. Смета проекта - 3 млрд юаней. Новый реактор будет охлаждаться не водой, а газом, его КПД повысится на 10 проц по сравнению с энергоблоками третьего поколения. Если новый реактор докажет свою эффективность, не исключена возможность начала экспорта китайских технологий строительства АЭС в страны ЮВА. Сама же станция Шидаовань может стать крупнейшей в Китае: за 20 лет в создание мощностей на 6,6 ГВт планируется инвестировать 100 млрд юаней. В частности, здесь хотят построить реактор третьего поколения полностью китайской разработки, который получил название АСР-1000.

В декабре же в городе Ляньюньган стартовало возведение второй очереди Тяньваньской АЭС. Третий и четвертый блоки станции, как и действующие первые два, сооружаются по российскому проекту и с российскими реакторами ВВЭР-1000. Инженеры отмечают: эти ядерно-энергетические установки обеспечивают высокую экономическую эффективность и самые надежные гарантии безопасной эксплуатации. Блоки исключают возможность попадания радиации в окружающую среду даже в случае одновременного воздействия таких опаснейших внешних факторов, как падение авиалайнера, мощное землетрясение и цунами. Россия и Китай приступили также к обсуждению планов возведения пятого-восьмого блоков Тяньваньской АЭС.

Необходимо отметить, что российско-китайское взаимодействие в сфере ядерной энергетики не сводится исключительно к строительству АЭС в Лянъюньгане. Россияне помогают Китаю в развитии предприятий по обогащению урана. Крупнейшее из них было сдано в эксплуатацию в июле в городе Ланьчжоу - столице пров.Ганьсу. Топливо оттуда будет поставляться на все 17 действующих в КНР атомных реакторов. На предприятии отрапортовали, что смогут удовлетворить даже пятикратно увеличенный спрос со стороны атомщиков.

Не останавливается двустороннее сотрудничество и в освоении новейших атомных технологий. При участии россиян под Пекином создан экспериментальный реактор на быстрых нейтронах, следующим шагом может стать строительство в провинции Фуцзянь еще двух подобных, но значительно усовершенствованных установок. С китайской стороной ведутся переговоры о возведении двух реакторов БН-800 – это первые в мире натриевые реакторы интегрального типа мощностью 880 МВт. В целом, российские предприятия, курируемые Федеральным агентством по атомной энергии, будут участвовать во всех тендерах, связанных с китайской программой строительства АЭС до 2020 года.

Кроме того, прорабатываются планы совместной работы российских и китайских ядерщиков на зарубежных рынках. В частности, речь идет о совместном создании плавучих АЭС. В апреле 2013 года Китай предложил России создать совместное предприятие по строительству и эксплуатации плавучих атомных станций. Предполагается, что китайская сторона обеспечит значительную часть финансирования проекта, а также будет заниматься строительством барж для энергоблоков.

Все эти события позволяют наблюдателям говорить о «ядерной весне» как в самой КНР, так и в российско-китайском энергетическом взаимодействии. Не исключено, что именно тандем РФ-КНР избавит ядерную энергетику от горького похмелья Фукусимы.

К.Щепин, "Южный Китай", 27.06.2014

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.