Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 64.71 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 98.61 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 47.74 RUB
Погода
  • 26 °C Гонконг
  • 25 °C Гуанчжоу
  • 26 °C Шэньчжэнь
  • 19 °C Макао
  • 29 °C Санья
  • 28 °C Сингапур
  • 20 °C Пекин
  • 22 °C Шанхай
  • 24 °C Сиань
  • 22 °C Чунцин
  • 9 °C Москва
  • 9 °C Санкт-Петербург
  • 10 °C Екатеринбург
11 июня 2016, суббота, 05:05 (Гонконг)

Евгений Примаков – идеолог разворота на Восток

Евгений Примаков Евгений Примаков

В российской политике, традиционно ориентированной на Запад, восточники представлены малочисленным, но ярким и сильным блоком. Его увенчивала фигура ушедшего из жизни Евгения Примакова – самого известного министра иностранных дел новой России, премьер-министра страны, который чуть было не стал ее главой.

Несостоявшийся китаист 

Говорят, что Евгений Максимович выбрал арабское отделение, так как не смог попасть на китаистику. В 1948 году, когда будущий премьер-министр был юным абитуриентом, большинство выбирали Китай, а арабские страны были весьма сомнительным направлением, тем не менее его судьба сложилась именно как специалиста по Ближнему Востоку и его нефтяной специфике.

По непроверенным данным, за юным Примаковым, за его немного раскосые глаза, в институте прилепилась кличка «китаец». 

Треугольник Россия-Китай-Индия

Именно Примакову принадлежит идеология многополярного мира и борьбы с гегемонией США. Именно он стал идеологом сближения с Китаем в 1996 году и создания Шанхайской организации сотрудничества. Как и во всех остальных успешных начинаниях премьера и без пяти минут президента России лежали личные связи. Отмечают, что именно Примаков отговорил Горбачева от логичного и вполне естественного посещения демократических настроенных демонстрантов на Тяньамньэнь в 1989 году, что лишило их внешней поддержки, и, видимо, дало повод установить близкие связи с китайским партийным руководством, заинтересованным в сохранении власти и единства страны. В последствии ШОС будет создаваться на основе благоприятного отношения к проекту Цзян Цзэминя, который стал генсеком по итогам сложной политической игры, развернувшейся после событий на Тяньаньмэнь. Есть ли тут роль Примакова – вероятно, да. И очень большая. Как и Цзян Цзэминь Примаков имел тесные связи в спецслужбах, которые он впоследствии возглавил, и которые для него стали трамплином на место министра иностранных дел и премьер-министра страны.

В дальнейшем «российский Киссинджер» регулярно подчеркивал верность курсу многполярного мира, основным инструментом которого стало российско-китайское сближение. Визитной карточкой «доктрины Примакова» стал устойчивый антиамериканизм во внешнеполитической риторике, а также постоянное обращение к китайским успехам и опыту КПК. Однако реализовать доктрину треугольника Россия-Китай-Индия по ряду причин, в том числе и противостояния двух стран, так и не удалось.

Перед самой смертью Евгений Максимович был назначен сопредседателем российско-китайского «совета мудрецов» в рамках саммита АТЭС, с китайской стороны общество возглавил бывший вице-президент Китайской академии общественных наук У Инь.

«Южный Китай», 30.06.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.